Нейролептанальгезией называется метод общей анестезии, достигаемой внутривенным введением сильного анальгетика, обеспечивающего потерю болевой чувствительности (анальгезия), и нейролептика, вызывающего безразличие к окружающему (нейролепсия). Из нейролептиков чаще всего используют дроперидол, а из анальгетиков — фентанил (по силе анальгетического действия он значительно мощнее, чем морфин, но резко угнетает дыхание, повышает ригидность мышц и обладает выраженным бронхоспастическим эффектом). Эти препараты можно вводить как раздельно, так и в смеси. Смесь, содержащая в 1 мл 0,05 мг фентанила и 2,5 мг дроперидола, носит название «таламонал».
Нейролептанальгезия, которая была внедрена в практику в 1959 г. С. R. De Castro и P. Mundeleer, стала довольно широко применяться для обезболивания при операциях в различных областях тела.
Методик применения нейролептанальгезии описано много Все они могут быть сведены в 4 группы:
  1. использование нейролептанальгезии в «чистом виде», т. е. внутривенное введение нейролептического препарата и анальгетика без добавления местноанестезирующих средств или общих анестетиков;
  2. проведение ее в сочетании с местной анестезией;
  3. применение нейролептанальгезии в сочетании с искусственной вентиляцией легких;
  4. использование ее с эндотрахеальным наркозом и местной анестезией рефлексогенных зон.

Последняя методика, по мнению Ю. Н. Шанина, предопределяет условия достижения эффективной и минимально опасной анестезии при наиболее травматичных операциях у ослабленных больных, которую целесообразно здесь привести.
Для премедикации используют вечером и утром 0,05 г димедрола и 0,25 г ноксирона. В день операции (за 30 мин до ее начала) внутримышечно вводят таламонал (2—3 мл).
Перед началом анестезии производят ингаляцию кислорода через маску наркозного аппарата и устанавливают систему для внутривенного вливания, пунктируя под местным обезболиванием заранее намеченную вену верхней конечности или катетеризируя ее. Через систему вводят 1300—1500 мл растворов: полиглюкина, полиионного глюкозированного (10%) кристаллоида с инсулином, создавая профилактическую гемодилюцию. При наличии у больных сердечно-сосудистой недостаточности в растворы добавляют коргликон, изоптин, преднизолон. Дополняя премедикацию, в вену вводят 0,5—1 мг сульфата атропина, 50 мг пиридоксина и 300—500 мг хлорида кальция. Перед введением в наркоз внутривенно вводят 15—25 мг дропе- ридола.
Для введения в наркоз используют внутривенную инъекцию 10 мг седуксена и 100—150 мг тиопентал-натрия или только последнего (350—400 мг).
После засыпания больного первоначальная релаксация достигается введением в вену 5 мг тубарина (для снятия резкой деполяризации концевой пластинки поперечно-полосатых мышц и предупреждения этим самым гипер- калиемии, аритмии и мышечных болей) и 60—70 мг дитилина.
По наступлении релаксации производят интубацию, выбор которой определяется патологическими изменениями в челюстно-лицевой области и характером оперативного вмешательства.
Поддержание анестезии осуществляется внутривенным введением фентанила на фоне искусственной вентиляции легких по полузакрытому контуру при подаче в аппарат 5 л закиси азота и 2—2,5 л кислорода и минутного объема дыхания порядка 10 л. Фентанил вначале вводят в дозе 0,5—0,6 мг (10—12 мл), перед разрезом кожи добавляют еще 2 мг (4 мл).
В дальнейшем вводят 2 мл фентанила при первых симптомах возникновения двигательной реакции, учащения пульса более 76—80 уд/мин и повышении артериального давления.
Любую двигательную реакцию больного, учащение пульса и повышение артериального давления Ю. Н. Шанин считает следствием недостаточной анальгезии и рекомендует применять не миорелаксант, а фентанил. Миоре- лаксант, и притом только дитилин (30 мг), следует вводить в редких случаях, при внезапно появляющейся двигательной активности больного, мешающей выполнению операции и искусственной вентиляции легких.
Фентанил дополняют местной анестезией рефлексогенных зон, например при операции Крайла — области сосудисто-нервного пучка, ткани которого инфильтрируют 0,25% раствором тримекаина (новокаин здесь непригоден из-за непродолжительного и слабого действия), так как болевые раздражения, исходящие отсюда, не полностью затрагиваются фентанилом. Введение фентанила также дополняют инъекциями дроперидола в начале и в конце операции (но уже в меньшей дозе — 2—3 мл).
Использование больших доз фентанила не представляется опасным: фентаниловую брадикардию легко купировать повторным введением атропина, а депрессивного воздействия фентанила на дыхательный центр практически не наблюдается, так как фентанил уже через 40 мин не оказывает на него никакого влияния, и его введение прекращают за этот срок до конца операции.
Эффективное спонтанное дыхание восстанавливается в конце операции, что предупреждает многие послеоперационные осложнения. Важными признаками восстановления адекватного спонтанного дыхания являются появление ясного сознания у больного, его способность наклонить голову к груди, пожать руку. Без наличия этих признаков экстубировать больного нельзя, но если они имеются, то опасность возникновения недостаточности дыхания исключается. Применение при экстубации аспирационного катетера нежелательно, так как при хорошей анальгезии скопления мокроты в дыхательных путях не наблюдается.              '
В заключение следует отметить, что этот метод, обеспечивая сильную, избирательную и управляемую анальгезию, позволяет сохранить нетронутым метаболизм и компенсаторную возможность системы внешнего дыхания, не нарушает гемодинамику, не влияет на функцию почек и печени. Таким образом, этот метод показан у наиболее ослабленных больных с высоким операционным риском.