При переливании крови, в том числе и при критических состояниях, речь идет об увеличении кислородтранспортной функции крови. Однако остается большое количество нерешенных вопросов, например, связано ли увеличение концентрации гемоглобина с непременным увеличением периферической доставки кислорода?
Длительное время многие исследователи пытались установить соотношение доставка - потребление кислорода при патологических состояниях и найти оптимальные параметры его доставки как при критических состояниях, так и в периоперацион- ном периоде [129, 159]. Однако при этом упор делался, в основном, на манипуляции с сердечным выбросом при помощи нагрузки жидкостью или инотропной поддержки. Стандартным уровнем гемоглобина был принят уровень 100 г/л. Многочисленные исследования были проведены также для оценки влияния переливания крови на кинетику кислорода в периферических тканях [36, 174]. Интересно, что постоянной находкой было увеличение в критических состояниях доставки кислорода к тканям. При этом достаточно редко фиксировали увеличение потребления кислорода тканями. Эти исследования только подливали масла в дискуссии по существованию зависимости между доставкой и потреблением кислорода при патологических состояниях. Несмотря на достаточно большое количество работ, посвященных вышеупомянутым вопросам, имеется на удивление небольшое количество работ на тему переносимости анемии больными в критических состояниях [129, 172].
При каком уровне гемоглобина риск анемии перевешивает риск переливания? Другими словами, когда переливание крови оправдано?
Попытка ответить на этот вопрос была предпринята два года назад, когда было проведено исследование TRICC (Transfusion Requirements in Critical Care). Результаты этого канадского исследования выявили снижение показателей полиорганнои дисфун-

кции, сердечно-сосудистых осложнений, показателей 30-дневной летальности в группе пациентов в критическом состоянии с рестриктивной политикой трансфузии (триггерная концентрация гемоглобина - 70 г/л с поддержанием его на уровне 70-90 г/л) в противовес либеральной (триггер - 100 г/л, уровень - 100-120 г/л). Соответственно, рестриктивная политика трансфузий рекомендуется к широкому применению. Авторы все же осторожно замечают, что, наверное, проще и безопаснее несколько снизить пороговые значения для трансфузии, нежели принимать к практическому применению полную рестриктивную тактику [144].
Английскими и американскими исследователями показана взаимосвязь между периоперационной трансфузией гомологичной крови и высоким риском послеоперационной летальности [124, 151].
Исходя из вышеизложенного, основными задачами в гемотрансфузиологии в настоящее время следует считать:
  • определение толерантности реципиента к анемии, в зависимости от возраста, исходного преморбидного фона, наличия сопутствующих заболеваний, компенсация которых может быть лимитирована эффективностью кислородного режима тканей;
  • создание общедоступных и простых методов определения реального кислородного режима тканей, позволяющих определить целесообразность и объем применения препаратов донорской крови.

При рассмотрении существующего целого спектра проблем, связанных с переливанием препаратов аллокрови, в том числе финансовых и религиозных, особое внимание отводится необходимости внедрения в кардиохирургический протокол комплекса мероприятий по сбережению собственной крови пациента [67, 77, 79, 93, 105, 119, 120, 123].
Аутокровь обладает бесспорным преимуществом перед донорской кровью. Она не депонируется, сразу включается в процесс кислородного транспорта, не вызывает нарушений в иммунной системе организма; для достижения адекватного эффекта ее требуется меньше, чем донорской крови даже малых сроков

хранения. Эти факторы особенно важны при проведении операций на открытом сердце с ИК, которое обусловливает возникновение различных нарушений гомеостаза, вызывая повреждение тканей, способствующее массивному протеолизу и активации каскадных протеолитических систем плазмы крови [4].
Однако до недавних пор не только инфекционные поражения сердца (эндокардиты и миокардиты), но и его пороки в стадии суб- и декомпенсации считались абсолютными противопоказаниями к аутодонорству крови и ее компонентов. На фоне достаточно изученных частных особенностей влияния забора крови на организм больных вопросы организации аутодонорства в кардиохирургии практически не разработаны [93].
Проблема стоит особо остро в отношении трансфузионной тактики в кардиохирургии в связи с большими объемами кровопотери и большой потребностью в кровезаместительной терапии [93]. Совсем недавно в крупнейших клиниках Германии операция аорто-коронарного шунтирования (АКШ) требовала использования 2800 мл донорской крови, 750 мл плазмы, 1000 мл альбумина [55]. Снижение использования препаратов аллокрови, а в идеале и полный отказ от последних, могут быть достигнуты только путем максимально широкого использования кровесберегающих технологий в хирургии открытого сердца [4, 67].