Использование красного света, излучаемого ге- лий-неоновымп лазерами, в клинике для лечения различных заболеваний, естественно, невозможно без определения оптимальных стимулирующих световых дозировок, без решения таких вопросов, как: где кончается стимулирующее действие красного света и начинается его повреждающее действие; одинаково ли реагируют на свет здоровые и поврежденные ткани; какой световой поток эффективнее — непрерывный или импульсный, что действеннее—дробные световые дозы или одноразовое облучение. Ответить на эти вопросы можно было только с помощью экспериментальных наблюдений тех тонких гистофизиологиче- ских сдвигов, которые происходят в облучаемых красным светом тканях (Д. Л. Корытный с соавт., 1970; С. Ж- Байгурина, 1972; III. Н. Аскарова, 1974).
В качестве тестов, указывающих на наличие изменений, которые возникают в клеточных структурах при различного рода воздействиях, мы использовали определение сорбционной и водопоглотительной способности облучаемого объекта. Водопоглотительная способность исследовалась по методике Opie (1949). Но в отличие от автора время нахождения исследуемой ткани в воде мы ограничили одним часом, так как, по данным самого Opie (1956) и Ю. М. Мадиевского (1964), водопоглощение почти всех тканей достигает максимума в течение часа. Изучение сорбции красителя (нейтрального красного) производилось в основном по методике Е. М. Граменицкого (1963).
При объяснении гистофизиологических показателей мы опирались на сорбционную теорию Д. Н. Насонова (1959). Согласно этой теории, состояние белковых комплексов протоплазмы и ядра определяет способность клеток, а следова-

тельно, и тканей к связыванию воды и поглощению красителя. Нахождение клеточных белков в состоянии денатурации (имеется в виду обратимая денатурация) приводит к утрате гидрофильных свойств и повышению способности сорбировать краситель. Обратное денатурационному нативное состояние белковых комплексов характеризуется способностью клеток удерживать минимальное количество красителя и максимальное количество воды при набухании. По данным Ю. М. Мадиевского (1964), между значениями гидратации и сорбции красителя существует обратная зависимость и определение поглощенной воды дает более точные данные, чем изменение величины сорбции. Кроме того, в литературе имеются указания, что при денатурации клеточных белков снижается возбудимость и резистентность ткани и, наоборот, ренативация белков сопровождается увеличением этих функций (И. П. Суздальская, 1960, и др.). Исходя из этого, можно было предполагать, что увеличение водопоглотительной способности и снижение сорбции красителя свидетельствуют об активации физиологических функций ткани, играющих защитную роль.
В первом эксперименте мы попытались определить зависимость между степенью раздражения клеточных белков тканей языка белых мышей и количеством поглощенной воды при лазерном облучении. Полость рта животных облучалась светом гелий-неонового лазера Л Г-56, имевшего мощ-

Рис. 7. Водопоглотительная способность неповрежденных тканей язы
ка белых мышей после однократного облучения лазером ЛГ-56.


ность световой энергии на выходе 1,4 мвт. При облучении использовали экспозиции в 15 и 30 секунд, 1 и 3 минуты. Несколько групп мышей подвергли трех- и десятикратному облучению по 30 секунд и 3 минуты один раз в сутки. После однократного облучения ткани языка исследовали через 10, 30 минут, 2, 12 и 24 часа, а после многократного — через 24 часа. При 5—15-кратной повторности каждого опыта для проведения эксперимента потребовалось 260 белых половозрелых мышей, в том числе для контроля (без облучения) — 26 животных.
На рис. 7 представлено графическое изображение водопоглотительной способности тканей языка белых мышей после однократного облучения лазером Л Г-56.
При экспозиции облучения в 15 секунд водопоглотительная способность тканей языка существенно повышалась во все наблюдаемые сроки за исключением двухчасового, когда поглощение воды снижалось ниже установленной нормы. В результате тридцатисекундной экспозиции облучения снижение водопоглотительной способности наблюдалось через 30 минут после облучения, а в остальные сроки было повышенным.
Иная картина была при более высокой экспозиции облучения. Одноминутное облучение не дало существенных сдвигов в поглощении воды при исследовании через 10 и 30 минут. Затем происходило достоверное снижение водопоглотительной способности тканей языка, которое наблюдалось и через 12 часов после облучения. Но через одни сутки способность исследуемой ткани поглощать воду превысила норму.
Облучение языка в течение трех минут существенно не отразилось на водопоглотительной способности его тканей во все наблюдаемые сроки. Только через 12 часов отмечено достоверное снижение водопоглощения ниже нормы, точнее в первые 30 минут при трехминутной экспозиции облучения наметилась тенденция к увеличению поглощения воды тканями языка, сменившаяся затем снижением, которое продержалось до 24-часового срока наблюдения.
Интересны данные водопоглотительной способности тканей языка при трех- и десятикратном облучении через 24 часа после последнего облучения. Если через сутки после однократного облучения отмечалась разница в показателях водопоглотительной способности в зависимости от экспозиции, то после многократного облучения при исследовании через сутки эта разница как бы нивелировалась. Трехкратное облучение независимо от дозы дало существенное снижение поглощения воды тканями, языка, а десятикратное также дало снижение, но статистически недостоверное.
Изучение водопоглотительной способности тканей языка после однократного облучения лазером Л Г-56 показало, что кванты ближнего красного света обладают выраженным действием на клетки животных при всех примененных экспозициях. Но в разные сроки после светового воздействия изменения уровня поглощенной воды, свидетельствующие о структурных перестройках в белковых молекулах, оказались неоднозначными. Наряду с увеличением поглощения воды наблюдалось его снижение, то есть перестройки в белковых молекулах носили фазовый характер. По времени между фазами угнетения водопоглотительной способности и фазами ее стимуляции не было равенства. Если при малой экспозиции облучения превалировали фазы, свидетельствующие о стимуляции водопоглотительной способности, то при увеличении дозы света, наоборот, чаще отмечалось снижение количества поглощенной воды. Для каждой дозы облучения выявилась определенная смена фаз. С увеличением экспозиции фаза угнетения проявлялась быстрее и удерживалась дольше. Но, что очень важно, угнетение неизменно сменялось стимуляцией. Следовательно, относительно большая экспозиция лазерного излучения вызывала известную денатурацию клеточных белков, которая была вполне обратима и в конечном итоге служила толчком к пуску того или иного клеточного механизма.
С этой же точки зрения можно расценивать данные водопоглотительной способности тканей языка и после многократного облучения, при котором происходит суммация светового воздействия на клеточные структуры. Через сутки после третьего облучения при разных экспозициях, судя по водопоглотительной способности, клеточный белок находился в состоянии денатурации. Но тот факт, что через сутки после десятого облучения поглощение воды тканями языка существенно не отличалось от нормы, указывал на способность белковых комплексов клетки к ренативации.
Таким образом, все испытанные дозы облучения гелий- иеоновым лазером Л Г-56 оказались безвредными для тканей языка белых мышей, так как не вызывали необратимой денатурации клеточных белков. Более того, они выступали в качестве стимулятора важных защитных механизмов. Наиболее быстро проявляющийся стимулирующий эффект был отмечен при малых дозировках красного лазерного света.
Фазовый характер внутриклеточных перестроек, происходящих под влиянием света гелий-неонового лазера в не

поврежденных тканях языка белых мышей, подтвердился и в другом эксперименте. Полость рта белых мышей облучалась лазером Л Г-56 однократно и трехкратно в течение 15 и 30 секунд, 1 и 3 минут. Через два часа после последнего облучения исследовали сорбционную способность тканей языка. Опыты ставились в пятикратной повторности.
Однократное облучение полости рта животных в течение 15 секунд изменений сорбционной способности тканей языка не вызывало, а трехкратное облучение в той же экспозиции через два часа после облучения значительно повышало сорбцию. Существенных изменений сорбционных свойств по сравнению с контролем не было отмечено при 30-секундной экспозиции одно- и трехкратного облучения. При одноминутном однократном облучении языка происходило значительное снижение сорбционных свойств его тканей. Данные, полученные при трехкратном облучении в той же экспозиции, совпадали с нормой. Трехминутное однократное облучение полости рта через два часа приводило к увеличению сорбционных свойств тканей языка, а трехминутное трехкратное облучение значительно снижало сорбцию по сравнению с контролем.
Полученные результаты, зафиксированные в одно и то же время, показали, что не существует прямой зависимости между показателями сорбционной способности тканей языка и дозой облучения. Если трехкратное облучение тканей языка при экспозиции в 15 секунд через два часа приводило к значительному повышению сорбционных свойств тканей, а трехкратное облучение при экспозиции в три минуты через тот же период — к значительному снижению сорбции, это указывало на фазовый характер структурных перестроек в клеточных белках тканей зуба.
Сравнительное изучение реакции неповрежденных тканей языка белых мышей на непрерывный и импульсный световой поток проведено при помощи гелий-неонового лазера ОКГ-12 с мощностью на выходе не менее 12 мвт. Импульсное свечение получали с помощью специального устройства, прерывающего на выходе световой поток. По предварительным расчетам, сумма энергии импульсного света, излучаемого в течение 3 минут 10 секунд, соответствовала энергии непрерывного излучения в течение 10 секунд, а сумма энергии импульсного света в 1 минуту 35 секунд соответствовала энергии непрерывного света продолжительностью в пять секунд.
Животные в этих опытах были разделены на две подгруппы: в одной — облучение полости рта производили

Рис. 8. Сорбция красителя неповрежденными тканями языка белых мышей после однократного облучения лазером ОК.Г-12.



Рис. 9. Водопоглотительная способность неповрежденных тка
ней языка белых мышей после однократного облучения лазе
ром ОКГ-12.


однократно в экспозициях 5, 10, 30 секунд и 1 минута непрерывным световым потоком, в другой — импульсным светом в экспозиции 1 минута 35 секунд и 3 минуты 10 секунд. Забор материала производили в сроки через 2, 24 и 72 часа от начала опыта. Все опыты выполнены в пятикратной повторности. Для контроля использовано 20 животных.
Графическое изображение данных сорбционной способности тканей языка мышей первой подгруппы представлено на рис. 8.
Только при пятпсекундной экспозиции через два часа после облучения отмечено некоторое повышение сорбционной способности тканей языка. Все остальные экспозиции в этот срок наблюдения дали достоверное снижение сорбции. Через одни сутки сорбционная способность была при всех экспозициях ниже контроля. То же наблюдалось и через 72 часа, за исключением пятисекундного облучения, при котором сорбция красителя по истечении трех суток возвратилась к норме.
Иные результаты оказались при изучении водопоглотительной способности тканей языка у тех же животных (рис. 9).
Облучение в течение 30 секунд через два часа несколько повысило водопоглотительную способность. Достоверное повышение поглощения воды тканями языка отмечено через 24 часа nprf экспозициях в 5 и 30 секунд. Через трое суток при всех испытанных экспозициях водопоглотительная способность тканей языка существенно не отличалась от нормы.
В приведенных наблюдениях лазерный свет вызывал стойкое снижение сорбционной способности тканей языка, которое указывало на ренативацию клеточных белков и пуск важных защитных механизмов. Даже в случаях повышения показателей сорбции затем наступало снижение, свидетельствующее о положительном воздействии красного света. Менее четкими оказались результаты изучения водопоглотительной способности. Важно, что ни в одном из наблюдений не было зафиксировано резкого снижения гидро- фильности тканей, которое могло указывать на повреждающее действие лазерного излучения. Сопоставление данных сорбции и поглощения воды не позволило подтвердить высказанную Ю. М. Мадиевским (1964) мысль об обратной зависимости между этими показателями.
На рис. 10, 11 представлены результаты исследования сорбции и водопоглощения в тканях языка белых мышей после облучения импульсным светом. При облучении им-

Рис. 10. Сорбция красителя неповрежденными тканями языка белых мышей после однократного облучения лазером ОКГ-12 в импульсном варианте.



Рис. 11. Водопоглотительная способность неповрежденных
тканей языка белых мышей после однократного облучения
лазером ОКГ-12 в импульсном варианте.


пульсным светом в течение 1 минуты 35 секунд сорбция тканей языка через два часа оказалась ниже контроля, через 24 часа — оставалась в тех же пределах, а через 72 часа — нормализовалась. Водопоглотительная способность через два часа при той же экспозиции была сниженной, а в последующие сроки постепенно возвращалась к норме. В отличие от непрерывного пятисекундного облучения равное ему импульсное облучение сразу же дало снижение сорбционной и водопоглотительной способности тканей языка, что показало более активную реакцию облучаемых тканей на импульсный лазерный свет. Отсутствие обратной зависимости между сорбцией и поглощением воды имело место и в данном наблюдении. Есть основание предполагать, что сорбция красителя и гидрофильность тканей имеют собственные механизмы, для объяснения которых необходимы специальные исследования.
Сорбционная способность при экспозиции импульсного воздействия в 3 минуты 10 секунд, как и при соответствующей экспозиции непрерывного облучения, во все сроки наблюдения была сниженной. Говоря о поглощении воды тканями языка, следует указать на достоверное повышение этого показателя во все наблюдаемые сроки, что не имело места при непрерывном облучении. По-видимому, сказался качественно иной способ лазерного воздействия.
В целом проведенные опыты показали, что однократное облучение неповрежденных тканей языка светом гслий-ие- онового лазера ОКГ-12 в экспозициях до одной минуты вызывает положительные сдвиги. Особенно высокая эффективность отмечена при импульсном способе облучения.
Следующая группа опытов была посвящена гистофизио- логическому изучению действия относительно больших экспозиций и дробных доз лазерного света на неповрежденные ткани языка в сроки до 10—20 суток с момента облучения. Испытаны были следующие варианты облучения: одномоментное в экспозиции 6, 60 и 600 секунд, в течение 5 дней по 12 секунд и в первый и пятый дни по 12 секунд. Опыты проведены в 10-кратной повторности. Контроль ставили для каждого опыта в отдельности в отличие от предыдущих экс- спериментов, где для контроля пользовались усредненными показателями.
На рис. 12, 13 дано графическое изображение динамики водопоглотителыюй способности и сорбции красителя неповрежденных тканей языка белых мышей после облучения лазером ОКГ-12 в упомянутых вариантах. Однократное шестисекундное облучение повышало водопоглощение толь-



ко через сутки после воздействия и стойко снижало сорбционные свойства тканей языка до десятисуточного срока. Однократное облучение в течение 60 секунд повышало гид- рофильность тканей во все сроки наблюдения, а сорбцию красителя снижало до пятисуточного срока.
После однократного шестисотсекундного облучения во- допоглощение постепенно с высоких показателей на десятые сутки снизилось ниже контроля, но на 20-й день оказалось повышенным. Сорбция при той же экспозиции во все сроки давала значения ниже контрольных.
Облучение в течение пяти дней по 12 секунд ежедневно оказало некоторое угнетающее действие на водопоглотительную способность тканей языка: на 10-й день гидрофиль- ность была ниже контроля. Но сорбция красителя также была пониженной во все сроки исследования.
Пятикратное облучение по 12 секунд в течение одних суток повысило к исходу 10-го дня водопоглощение. Сорбция, резко снизившись сразу после последнего облучения, в последующем проявила тенденцию к повышению, но даже на 10-й день была еще далека от контроля.
Облучение в 1-й и 5-й дни по 12 секунд довольно стойко повысило водопоглощение н снизило сорбционные свойства тканей языка.
Таким образом, изменение значений гистофизиологиче- ских тестов от срока к сроку и в данной группе опытов имело фазовый характер. Как и в предыдущих опытах, не при каждом варианте облучения имелась обратная зависимость между водопоглотительной способностью и сорбцией красителя.
Сопоставляя результаты многократных облучений по 12 секунд, при которых суммарная световая доза равнялась однократному варианту, мы не обнаружили преимуществ у какого-либо одного из испытанных способов облучения. Эффективным оказалось двукратное облучение по 12 секунд с трехдневным перерывом между сеансами. В целом в этой группе опытов стимулирующий эффект был налицо.
Способность света гелий-неонового лазера стимулировать защитные клеточные механизмы наиболее четко проявилась в опытах с травмированным языком белых мышей. Беспородным белым половозрелым мышам продольно рассекали кончик языка. На протяжении трех дней после травмы им облучали полость рта лазером Л Г-56 при экспозициях в 15, 30 секунд и 1, 3 минутьГпо одному разу в сутки. Сорбционную способность тканей языка учитывали через два часа после последнего облучения. Третьи сутки для исследова- пия были избраны по той причине, что именно в этот срок становятся выраженными морфологические признаки регенерации многослойного плоского эпителия (Л. Б. Берлин, 1966). Каждый опыт был повторен пятикратно.
Исследование показало, что сорбционная способность тканей языка на третьи сутки после нанесения травмы была увеличена более чем в два раза, по сравнению с чистым контролем (без облучения и без травмы). Это говорит о 'юм, что, хотя процессы репаративной регенерации в тканях языка уже происходили, в своей массе клеточные белки находились еще в состоянии денатурации.
Облучение светом гелий-неонового лазера изменило картину сорбции в тканях травмированного языка: она значительно снизилась при всех экспозициях. Наибольшее снижение было отмечено при трехкратном тридцатисекундном облучении, после которого уровень сорбционной способности оказался ниже показателей сорбции нормальной ткани.
Нами зафиксирован только один момент меняющейся под действием красного лазерного света низкой интенсивности сорбционной способности тканей в условиях репаративной регенерации. Но даже без динамического изучения процесса сорбции очевидно, что внесение квантов красного света содействовало перестройке белковых комплексов травмированных тканей языка в направлении ренатива- ции и этим стимулировало ход регенерации.
Продолжение опытов было направлено на изучение патофизиологических сдвигов, происходящих в тканях травмированного языка белых мышей под воздействием света гелий-неонового лазера ОКГ-12. Животным, как и в предыдущих опытах, наносили механическую травму (продольный разрез) в области кончика языка и на протяжении трех дней облучали полость рта, начиная со дня нанесения травмы. В опыте были использованы пяти-, десятисекундные экспозиции непрерывного облучения, а также соответствующее им импульсное облучение в течение 1 минуты 35 секунд и 3 минут 10 секунд. Исследование сорбционной и водопогло- тнтельной способности тканей языка производили на 3, 7 и 10-е сутки от начала опыта. В контрольной серии, то есть у травмированных животных, не получавших лазерного облучения, исследование сорбции и водопоглощения производили в те же сроки (рис. 14, 15).
Сорбционная способность тканей травмированного языка крыс, не получавших облучения, на 3-й день значительно превышала показатели сорбции в контроле. На 7-й день




Рис. 1Ъ. Водопоглотительная способность тканей языка белых мышей после механической травмы и облучения лазером ОКГ-12.

исследования показатели сорбции снизились, а к 10-му дню нормализовались.
Непрерывное пятисекундное облучение на третьи сутки снижало сорбционную способность тканей травмированного языка, на седьмые сутки этот показатель повышался до контроля, а на десятый день вновь происходило его незначительное снижение. Соответствующее этой экспозиции импульсное облучение травмированного языка животных на третьи сутки оставляло сорбцию неизменной, а на седьмые и десятые приводило к падению этого показателя.
После десятисекундного облучения непрерывным светом и соответствующим импульсным светом гелий-неонового лазера показатели сорбции травмированных тканей языка на 3-й день незначительно превышали показатели сорбции в контроле. На 7-й день наблюдения сорбционная способность тканей языка снижалась, а на 10-й была достоверно ниже контроля.
При непрерывном пятисекундном облучении значительно повышалось поглощение воды тканями травмированного языка. Высокий уровень гидрофильности удерживался во все сроки наблюдения. При импульсном способе облучения в течение 1 минуты 35 секунд показатели водопоглотителыюй способности тканей языка также были выше контроля во все сроки наблюдения, но несколько ниже уровня водопоглоще- ния при соответствующем непрерывном облучении. Самый низкий показатель гидрофильности тканей языка при этом варианте облучения наблюдался на седьмые сутки, однако и он не превышал водопоглотительную способность в контроле.
Непрерывное облучение при десятисекундной экспозиции на 3-й день повышало поглощение воды тканями травмированного языка, но оно не достигало контроля. На 7-й день показатель водопоглощения снижался, а на 10-й сравнивался с контролем. Импульсное облучение в течение 3 минут 10 секунд на третьи сутки также повышало гидрофильное™ тканей языка, но не доводило ее до нормы. На
  1. й день показатель водопоглощения был выше контрольного уровня, а на 10-й — в пределах нормы.

Изучение динамики гистофизиологических тестов показало, что явления денатурации в клеточных белках травмированного языка удерживаются длительное время. Если к 10-му дню после травмы сорбционная способность тканей языка нормализуется, их гидрофильное™ к этому сроку остается еще нарушенной. Последнее обстоятельство указывает на длительное отсутствие физиологического равновесия в тканях травмированного языка.
Использованные в опытах экспозиции лазерного света в непрерывном и импульсном вариантах оказались эффективными, так как привели к ренативации клеточных белков травмированных тканей языка, о чем свидетельствовало понижение сорбции красителя и повышение водопоглотительной способности.
В ходе исследования была выявлена обратная зависимость реакции травмированных тканей языка от экспозиции облучения. Короткая экспозиция непрерывного облучения и соответствующий ему импульсный вариант уже через два часа после воздействия вызывали положительные сдвиги в тканях. Показатели нативного состояния тканевых белков при этих экспозициях удерживались и даже увеличивались к 10-му дню опыта. Удвоенные экспозиции непрерывного и импульсного способов облучения не обладали таким быстрым ренативирующим эффектом. Только на 10-й день от начала опыта происходило стойкое снижение сорбционной способности и повышение гидрофилыюсти тканей травмированного языка, что позволяет судить о ренативации клеточных белков. Какой-либо существенной разницы между непрерывным и импульсным способами облучения светом гелий- неонового лазера в условиях репаративной регенерации выявить не удалось.
В последней группе опытов изучалась динамика гидро- фильности и сорбционной способности обожженных тканей языка белых мышей под влиянием различных вариантов непрерывного облучения светом гелий-неонового лазера ОКГ-12 в сроки до 20 суток с момента нанесения травмы (рис. 16, 17). Все опыты поставлены в десятикратной повторности с отдельным для каждого опыта контролем.
Водопоглощение тканей языка после ожога без облучения имеет следующую динамику. Сразу же после ожоговой травмы гидрофильность приобретает отрицательное значение. Через одни сутки водопоглотительная способность повышается, но не достигает контроля. На пятые и десятые сутки водопоглощение превышает контрольные показатели, а на 20-й день снижается до уровня исходного показателя. Сорбция красителя до одних суток наблюдения заметно нарастает, на пятые сутки приближается к контролю, а затем вновь увеличивается. Даже на 20-п день после ожога сорбция красителя тканями травмированного языка находится еще на высоком уровне. Из сказанного вытекает, что ожоговая травма вызывает стойкие денатурационные изме-


Рис. 16. Водопоглотительная способность тканей языка белых мышей после ожоговой травмы и облучения лазером ОКГ-12.



Рис. 17. Сорбция красителя тканями языка белых мышей после ожоговой травмы и облучения лазером ОКГ-12.


нения в тканях языка, находящихся вблизи участка, подвергшегося коагуляции. Следует заметить, что для исследования брался блок тканей, в который входили непосредственно обожженные участки и расположенные возле них.
Облучение светом гелий-неонового лазера тканей обожженного языка вносило заметные коррективы в динамику гистофизиологических тестов. После однократного облучения в течение шести секунд водопоглотительная способность резко снижалась, но к исходу первых суток повышалась, не достигнув контроля. На 5, 10 и 20-с сутки гидрофильность удерживалась примерно на том же уровне. Ниже контрольных показателей была сорбция красителя во все сроки наблюдения, что свидетельствовало о ренати- вирующем влиянии лазерного света на обожженные ткани языка.
Однократное облучение в течение 600 секунд дало динамику водопоглотительной способности обожженных тканей языка, сходную с той, что наблюдалась при шестисекундной экспозиции, то есть имелось угнетение гидрофильности облученных тканей. Но в отличие от короткой экспозиции шестн- сотсекундное облучение оказало не такой выраженный ре- нативирующий эффект. По сравнению с показателями обожженных тканей без облучения данные оказались более благоприятными, но в абсолютном выражении они были выше контроля.
Наиболее эффективно улучшило показатели гидрофильности в обожженных тканях облучение в течение пяти дней по 12 секунд ежедневно. В момент последнего облучения показатель водопоглощения был ниже контроля, по выше, чем при других способах облучения. Через одни сутки водопог- лотительиая способность приблизилась к контролю. На 5-й день она незначительно снизилась, но затем начала повышаться, заметно превысив к 20-му дню контроль. Сорбция красителя во все сроки наблюдения после пятикратного облучения находилась ниже контрольных показателей. Благоприятные результаты, полученные в последней серии эксперимента, с одной стороны, могут быть следствием дробного облучения, с другой стороны, их можно объяснить тем, что учет велся с пятидневным опозданием, когда сыграли свою роль процессы естественной регенерации. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что относительно большая экспозиция облучения в 600 секунд не обладала выраженным стимулирующим влиянием на обожженные ткани.
Нами (Д. Л. Корытный, Ш. Н. Аскарова, 1974) в последней серии эксперимента проводилось изучение морфологической картины языка белых мышей после ожога и облучения светом гелий-неонового лазера. При интерпретации гистологических препаратов выявилась разница в морфологической характеристике регенерирующего языка белых мышей, зависящая от экспозиции облучения красным лазерным светом. Как и при облучении неповрежденных тканей (такое исследование было выполнено для сравнения), шестисотсекундная экспозиция приводила к появлению дистрофических изменений в эпителии, расположенном вблизи некротизированного ожогом участка. Запаздывали эпителизация ожоговой язвы и дифференцировка формирующегося субэпителиального слоя в нормальную рыхлую соединительную ткань. Морфологические исследования явились ориентиром, по которому был установлен предел стимулирующего влияния красного лазерного света низкой интенсивности.
Из данных, приведенных в настоящей главе, вытекает ряд положений, которые имеют определенное практическое значение.
  1. Диапазон безвредных стимулирующих доз света пиз- коэнергетических гелий-неоновых лазеров достаточно велик: от нескольких секунд до нескольких минут. Наиболее стимулирующими, по нашим наблюдениям, являются экспозиции между 30 секундами и 3 минутами. Повреждающее действие красного лазерного света проявляется при десяти- минутной экспозиции облучения. Поэтому, располагая достаточно убедительными данными о стимулирующем влиянии относительно небольших доз красного света, мы считаем, что следует избегать больших экспозиций, в которых нет практической надобности.
  2. Стимулирующее влияние света гелий-пеоновых лазеров наиболее четко проявляется, если ткани находятся в состоянии репаративной регенерации. В этих условиях способ лазерного воздействия не имеет решающего значения. Непрерывное и импульсное, однократное и многократное облучение не выявляют каких-либо заметных преимуществ друг перед другом.
  3. Для стимуляции неповрежденных тканей более эффективными являются импульсный способ облучения и облучение небольшими световыми дозами с перерывом между сеансами в несколько дней.

В этом отношении представляют интерес результаты экспериментального исследования Л. Г1. Стрпгиной (1976), в котором различными экспозициями света гелий-неонового лазера Л Г-75 стимулировался процесс приживления консервированных в аргоне костных гомотрансплантатов у

кроликов. В результате изучения гистологических препаратов на этапах приживления автор пришла к выводу, что наиболее активно процессы перестройки в трансплантате происходили при десятиминутиой экспозиции.
Можно предполагать, что сдвиг стимулирующей экспозиции в сторону увеличения в опытах Л. П. Стригиной был обусловлен состоянием парабиоза элементов консервированной ткани, из которого они выходили после пересадки. Кроме того, облучение трансплантированной кости производилось через слой мягких тканей, несомненно, поглощавших часть световой энергии. Вытекающие из наших исследований рекомендации относительно оптимальных стимулирующих дозировок лазерного света справедливы для поверхностно расположенных объектов. Облучение же через слои различных тканей, возможно, требует увеличения экспозиции. Но для уточнения последних необходимы специальные исследования, которые внесут ясность в вопрос о степени поглощения света в зависимости от вида и толщины ткани.