Анализ ответов больных в свободном ассоциативном эксперименте показал, что при угнетении левого полушария исчезают, а при угнетении правого полушария достоверно увеличиваются логические суждения и метаязыковые высказывания по поводу слова-стимула. В ответах больных преобладают аксиоматические утверждения и метаязыковые высказывания, имеющие предельно абстрактное содержание. В ответах левого полушария, как правило, отражаются априорные логические постулаты, стоящие за словом стимулом. Но в ассоциативном эксперименте левое полушарие старается не выходить в предметный мир, в мир внеязыковых реалий, стоящих за словом-стимулом. Семантика ответов левого полушария либо остается в рамках самого языка и суждений о языке, либо носит предельно абстрактный характер (Балонов и др., 1979).
Для характеристики семантических пристрастий левого полушария я еще раз приведу эксперимент с классификацией прилагательных (лекция 8). Левое полушарие в основном классифицирует эти слова по принципу синонимии и антонимии, т.е. избирает чисто языковой принцип классификации (рис. 8-4). В предметном мире антонимов и синонимов нет (Деглин и др., 1985).
Таким образом, левое полушарие в семантике не выходит за рамки самого языка. А если выходит, то в область абстрактных постулатов и суждений, в область чистой логики. Подведем итог языковым функциям левого полушария. Оно ведает фонологической системой, морфологическими механизмами словоизменения и словообразования, что необходимо для построения связных высказываний. Это полушарие свободно распоряжается всеми способами синтаксического структурирования высказываний. С левым полушарием связан тот слой лексики, который носит концептуальный характер, необходимый для создания сложных синтаксических конструкций. Все перечисленное — это языковые средства для эксплицитного, явного, понятного окружающим выражения мысли.
Если обратиться к генеративным моделям, то можно сказать, что левое полушарие ответственно за поверхностно-языковые структуры. Я имею в виду в данном случае не какую-то конкретную' модель, скажем, Хомского или его последователей. Скорее я пользуюсь теми понятиями и терминами генеративистики, которые асиммилировала психология. Я хочу сказать, что именно левое полушарие отливает мысль в окончательную языковую форму и предоставляет мысли все средства, чтобы предстать в явном виде.
Мы видели, что с функциями левого полушария связаны абстрактность и логическая расчлененность мысли, концептуальность высказываний. В лекции 8 я приводил экспериментальные данные, доказывающие, что формально-логические операции связаны с левым полушарием. Но абстрактная логизирующая мысль может явиться только в достаточно сложной языковой форме. Иными словами, логическая мысль может осуществляться только в поверхностной структуре языка. Я хочу сказать, что языковые функции левого полушария и его ментальные функции тесно связаны между собой. Одно предполагает другое.