Зубные протезы различной конструкции следует рассматривать как инородные тела (имплантаты), помещенные в биологическую среду; последняя обладает активными ферментативными системами, способными разрушать некоторые органические и неорганические соединения. Исходя из этого, к материалам, из которых готовят зубные протезы, должны предъявляться, помимо общеизвестных (технологических и биологиче- (ких), такие же требования, как и к другим аллопла- с гическим материалам, применяемым, например, в хирургии (клапаны сердца, протезы сосудов, суставов и др.). Эти материалы не должны резко изменять физические и химические процессы в прилежащих тканях (изменения допустимы в пределах компенсаторных возможностей клеточных и неклеточных структур); должны быть устойчивы к действию ферментов и секретов организма; составные части, высвобождаемые при механической стираемости и прохождении через пищевой канал, не должны всасываться и откладываться в клетках ретикулоэндотелиальной системы, а должны свободно выводиться из организма. Одним из таких материалов является листовой ПММА. В 1943 г.
С.              Ф. Федоров впервые применил пластинки ПММА для замещения костных дефектов черепа. С тех пор вот уже 40 лет листовой ПММА используют в качестве опорного аллопластического материала.
Е. Г. Лубенский (1954) проанализировал 500 больных, которым в Ленинградском ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательском нейро- хирургическом институте им проф. А. Л. Поленова применили ПММА для закрытия дефектов черепа. Клинические наблюдения, проводимые у ряда больных в течение более 7 лет, дали основание автору утверждать, что ПММА — нейтральный аллопластический материал. В последующие годы ПММА стали широко
?
использовать в общей хирургии и ортопедии в качестве прокладок при анкилозах суставов, при остеосинтезе, для создания плотных подкожных образований и в других случаях.
В 50-е годы в печати появляется большое число работ, посвященных изучению реакции тканей при имплантации ПММА в организм [Валуева Т. К., 1947; Вишневецкая Р. И., 1947; Шварц Б. А., 1951, и др.]. Детальные экспериментальные исследования на животных и аутоэксперимент провел Э. Я. Варес (1955). На гистологических препаратах была изучена реакция клеточных и тканевых структур в ответ на подкожное и внутрикостное введение пластинок ПММА. Реакция изучена в динамике при пребывании имплантатов в организме в сроки от 30 мин до 2 лет. На основании полученных данных были сделаны выводы, что ПММА при длительном пребывании в организме оказывается весьма устойчивым к действию тканевых ферментов и секретов организма; не вызывает со стороны окружающих тканей заметных дистрофических изменений; воздействие ПММА на ткани как инородного тела нейтрализуется компенсаторными механизмами окружающих клеток.
Положительная, развернутая характеристика ПММА как аллопластического опорного материала дана в монографии Д. Вилиамс и Р. Роф (1973), где авторы представили проанализированный 30-летний клинический опыт использования полиметилметакрилата для создания имплантатов во многих хирургических клиниках мира.
Наряду со столь положительной биологической характеристикой листового ПММА в литературе, особенно в последние годы, появляется все большее число работ, свидетельствующих о том, что базисы зубных протезов, изготовленные из порошкового ПММА, оказывают нередко значительное отрицательное воздействие на «протезное ложе», вызывая комплекс патологических изменений, объединяемых в клинике под общим названием «акриловый стоматит». Этот термин уже вошел в учебники и руководства по ортопедической стоматологии.
Особенно неблагоприятное воздействие на ткани протезного ложа и организм в целом оказывает выделяющийся из протеза остаточный мономер (ММА). Отрицательное воздействие «акриловых протезов», по за- ft

ключению ряда исследователей, усиливается еще и тем, что в порошковые рецептуры базисных пластмасс включены многие другие химически активные компоненты: пластификаторы, замутнители, красители и катализаторы. Располагаясь между молекулами, они нарушают монолитность протеза и вымываются слюной или попадают в полость рта в результате стирания пластмассы при приеме пищи. Как доказано экспериментально и подтверждено клинически, указанные вещества зачастую создают «аллергический фон».
По мнению 3. С. Василенко (1980), химически активные компоненты акриловых пластмасс являются причиной возникновения токсико-аллергических стоматитов у 12,3 % больных, пользующихся съемными пластиночными протезами. У многих больных причиной стоматитов аллергической этиологии являются красители. Пластмасса красного цвета у сенсибилизированных пациентов на месте аппликации вызывает гиперемию слизистой оболочки, чувство жжения и сухости |Овруцкий Г. Д., 1970].
В 1969 г. А. П. Суворов, а в 1973 г. И. А. Голова и своих работах, на основании экспериментальных исследований и клинических наблюдений за состоянием рабочих на некоторых химических предприятиях, представили обширный материал, свидетельствующий о токсичности ММА при местном и общем воздействии.
При нанесении 1 мл ММА на поверхность кожи кроликов, по их данным, наступали глубокие дистрофические и некробиотические изменения в базальном слое эпителия. Выпадали волосы и нарушалась деятельность сальных желез. Проникая через кожу, мономер вызывал зернистую и жировую дистрофию паренхиматозных органов. Под воздействием мономера наступал склероз фолликулов селезенки и ряд других изменений При попадании мономера ингаляционным путем (при нарушении технологии производства) у рабочих развивались хронические профессиональные поражения дыхательных путей, интоксикации и отмечены случаи поражения нервной системы в виде вегетативночувствительного полиневрита в сочетании с астенонев- ротическим синдромом. По данным других авторов, при попадании мономера в организм животных установлены изменения со стороны сердечно-сосудистой системы, печени, желудочно-кишечного тракта. У больных отмечены понижение вкусовых, обонятельных, зрительных и слуховых анализаторов, а также повышенная утомляемость и понижение возбудимости [Доб- ринский С. И., 1970; Марек О., Томка О., 1966, и др.].
Токсичность мономера объясняется тем, что он способен растворяться в липидах, вступая с ними в химические соединения, нарушающие жизнедеятельность клеток.
Большинство врачей-ортопедов и зубных техников в процессе практической деятельности пришли к заключению, что протезы из акриловой порошковой пластмассы нейтральны в биологическом отношении. Это мнение ошибочное. Акриловая порошковая пластмасса после полимеризации нейтральна в общем понятии, но не в биологическом. Утверждения Н. И. Ревзи- на (1949) «об индифферентности протезов из пластмасс в реальных условиях», по нашему мнению, были построены на неправильно в методическом отношении проведенных опытах. Используя колориметрический метод В. В. Каменев (1973) определил, что из образцов пластмассы этакрила (АКР-15) остаточный мономер вымывается спустя 12 мес. А по данным, которые привели М. А. Нападов и соавт. (1978), свободный мономер был вымыт из протеза, которым больной пользовался в течение 10 лет. Особенно много остаточного мономера (до 3,4 %) определил 3. С. Василенко (1980) в базисах протезов, при полимеризации которых нарушается установленный режим.
В последние 20—25 лет стали широко использовать так называемые самотвердеющие пластмассы для реконструкции (перебазировки) базиса протеза непосредственно во рту. В процессе работы врач, смешивая порошок с мономером, вдыхает его пары. Кроме этого, мономер соприкасается с кожей рук врача и со слизистой оболочкой больного. Из приведенных данных следует, что применение самотвердеющих акриловых пластмасс для исправления формы протезов по общепринятой технологии нежелательно, так как слишком большие участки слизистой оболочки подвергаются длительному воздействию мономера и это безусловно может быть одним из этиологических факторов патогенеза непереносимости к пластиночным протезам в клинике ортопедической стоматологии. Работая с мономером, в кабинете и в зуботехнических лабораториях все операции следует проводить только в вытяжном шкафу.