Основными использованными в серии эмпирических исследований ме­тодами стали следующие:
1. Теоретический анализ предложенных психологических моделей со­циального интеллекта в сопоставлении с клиническими данными и эмпириче­скими исследованиями нарушений социального познания и социального пове­дения у больных шизофренией - для разработки комплексной модели соци­ального интеллекта, пригодной для исследования его нарушений у больных шизофренией.
2. Экспериментально-психологические методы: стандартизированные (тестовые, опросники), нестандартизированные (патопсихологические, ней­ропсихологические), проективные методики; клинико-психологические: мето­ды беседы, наблюдения, интервью; методы клинической оценки (шкалы).
3. Методы математической статистики (для статистического сравнения групп использовался критерий U-Mann-Whitney для независимых выборок, критерий T-Wilcoxon для зависимых выборок; для установления корреляци­онных связей - коэффициент корреляции r-Спирмена; для анализа взаимосвя­зей и влияния переменных использовался факторный и регрессионный ана­лиз). Обработка результатов производилась с помощью пакета статистических программ SPSS for Windows, Standard Version 11.5, Copyright © SPSS Inc., 2002.
Использованный в серии исследований методический комплекс состоит из следующих блоков:
1. Блок клинической оценки
Основной для клинической оценке больных обследованной группы ста­ла процедура клинико-анамнестического интервью, с параллельным примене­нием Шкалы позитивных и негативных расстройств (Positive and Negative Syndrome Scale — PANSS) (Kay et al., 1987; русскоязычная версия PANSS - Мосолов, 2001). Данная Шкала является шкалой экспертной оценки, отра­жающей отсутствие или выраженность симптомов шизофрении с помощью трех подшкал: позитивные симптомы (пункты П-1 - П-7, оценивающие гал­люцинаторное поведение, бред и общую дезорганизацию); негативные сим­птомы (пункты Н-1 - Н-7, оценивающие притупление аффекта, социальную и эмоциональную отгороженность и нарушения спонтанности); и общие психо­патологические симптомы (пункты О-1- О-16 для оценки широкого круга не­специфических особенностей поведения, мышления, личности). Каждый пункт оценивается в баллах от 1 (отсутствие) до 7 (крайняя степень выражен­ности) с учетом не только тяжести симптома, но и степени его влияния на по­ведение. Для тонкой оценки влияния разных групп клинических симптомов основного заболевания на исследуемые показатели социального интеллекта была использована «пятифакторную модель PANSS» (Lindermayer, et al., 1995).
Для квалификации эмоционального состояния больных применялась Шкала оценки уровня депрессии А. Бека (Beck A T., et al., 1961г., адаптация Тарабриной, 2001). Методика предназначена для диагностики наличия и вы­раженности депрессивных состояний. Опросник обладает хорошей дискрими- нативной валидностью для оценки степени тяжести депрессивных состояний, широко используется в отечественных исследованиях.
Также была использована Шкала тревоги А.Бека (Beck Anxiety Inventory - BAI), предназначенная для измерения физиологических и когни­тивных компонентов тревожности; балл подсчитан на основе оценки по 4­балльной шкале 21 утверждения, описывающих субъективные, соматические или близкие к паническим состояниям симптомы.
В качестве вспомогательных методик использовались Шкала ESRS Симпсона-Ангуса (Simpson-Angus Rating Scale - SARS), позволившая исклю­чить из обследования больных с заметными признаками побочных действий нейролептических препаратов; это было продиктовано высокими требования­ми к состоянию нейродинамических параметров - в связи со сложностью вы­полняемых при исследовании заданий.
2. Блок методик для оценки параметров социального интеллекта.
Для изучения нарушений социального интеллекта при шизофрении в со­ответствии с моделью СИ необходимы психологические методики, позво­ляющие увидеть как общие, так и частные нарушения, то есть дефициты соци­альной перцепции, социального мышления, способности к произвольной и рефлексивной регуляции социального поведения, мотивационного и поведен­ческого компонентов. При выборе методик исследования учитывались осо­бенности изучаемого контингента больных, как то глубокие личностные де­фициты, нарушения критики к своему состоянию и поведению, мощные и грубые механизмы психологической защиты фактически исключают получе­ние достоверных результатов при использовании методик, основанных на са­моотчете (опросников).
Тест «Социального интеллекта» Дж.Гилфорда и М.Салливена (адапта­ция Михайловой, 1996) состоит из четырех субтестов и позволяет диагности­ровать уровень социального интеллекта, определяемого как способность по­нимать и прогнозировать поведение людей в разных житейских ситуациях, распознавать намерения, чувства и эмоциональные состояния человека по не­вербальной и вербальной экспрессии, предвосхищать последствия поведения другого человека, разбираться в общей картине межличностного взаимодейст­вия. Материал теста включает невербальные и вербальные задания. По резуль­татам выполнения теста подсчитываются пять сырых оценок (по каждому суб­тесту и суммарную по тесту), которые переводятся во взвешенные (нормали­зованные) оценки.
Указанный тест неоднократно критиковался как с теоретических, так и с психометрических позиций. Так, подчеркивались неясность и неполнота са­мой модели социального интеллекта, использованной авторами (не учиты­вающей новые данные и современные модели), есть замечания по поводу со­держательной валидности тестовых заданий, равно как сомнения в отношении культурального аспекта адаптации методики. Наиболее существенные замеча­ния были высказаны Д.В.Люсиным и Н.Д.Михеевой, проводившими фунда­ментальную целенаправленную психометрическую проверку теста (Социаль­ный интеллект, 2004). Указанные авторы оценивали на значительной по объе­му выборке один из видов надежности теста - его внутреннюю согласован­ность, используя подсчет коэффициента а-Кронбаха. Приведем полученные авторами данные в Таблице 2.
Таблица 2 - Оценка внутренней согласованности для каждого субтеста и композитной оценки теста СИ (по Люсин, Михеева, 2004)
Субтесты а-Кронбаха
Субтест 1. Истории с завершением 0,43
Субтест 2. Группы экспрессии 0,06
Субтест 3. Вербальная экспрессия 0,67
Субтест 4. Истории с дополнением 0,28
Композитная оценка 0,55




Как видно из Таблица 2, наименее согласованными с остальными пока­зателями социального интеллекта являются данные по субтесту 2 «Группы экспрессии». Авторы указанного психометрического исследования пишут, что полученное ими для субтеста 2 значение коэффициента а-Кронбаха является «недопустимо низким для тестов интеллекта», свидетельствует о фактически нулевой согласованности, то есть о скорее случайном характере ответов на за­дания данного субтеста. Такой результат они объясняют рядом обстоятельств: многозначностью и нечеткостью вошедших в субтест стимульных картинок, иным значением поз и жестов в отечественной культуре (в сравнении с амери­канской, на материале которой тест создавался). Напрашивается оценка суб­теста 2 как имеющего низкую валидность и надежность, и слабо информатив­ного.
Для настоящего исследования роль и степень выраженности наруше­ний социальной перцепции, в том числе - восприятия эмоционально­сигнальных стимулов, является столь значимой, что поставить под сомнение результат их изучения нельзя. Поэтому были введены две дублирующие мето­дики, предложенные отечественными авторами и ранее апробованные на кли­ническом материале (и именно на больных шизофренией): «Поза и жест» и «Распознавание эмоций» (см. описание ниже). Обе методики относятся к тес­товым процедурам, используют невербальные задания в виде изображений лица человека, переживающего ту или иную эмоцию (методика «Распознава­ние эмоций») или графического изображения позы или жеста, также выра­жающего эмоции, причем построенными в соответствии с культуральными «метками», принятыми в нашей популяции (методика «Поза и жест»), и пред­полагают вербальный ответ испытуемого. Таким образом, для оценки опера­ционального компонента социального интеллекта использовались:
Тест «Социальный интеллект» Дж.Гилфорда, М.Салливена (адапта­ция Е.С.Михайловой, 1996). Материал теста включает четыре субтеста («Ис­тории с завершением», «Группы экспрессии», «Вербальная экспрессия», «Ис­тории с дополнением»), из них три составлены на невербальном стимульном материале и один - на вербальном, каждый субтест содержит от 12 до 15 зада­ний. Подсчитываются пять сырых оценок (по каждому субтесту и суммарный балл по тесту), которые могут переводиться во взвешенные (нормализован­ные) оценки. В настоящей работе были использованы сырые баллы, получае­мые по субтестам 1-4 и суммарный балл. Отказ от взвешенных был обуслов­лен малым разбросом данных в клинической подгруппе: большинство боль­ных дают показатели в пределах низких значений, и в этом случает перевод сырых баллов во взвешенные фактически уравнивает оценки пациентов, ниве­лирует различия, исключает возможность анализа последних. Кроме того, с учетом клинических особенностей группы исследованных больных было ре­шено отказаться от временных ограничений при выполнении субтестов (что мы распространили и на группу нормы тоже).
Тест «Распознавание эмоций» (Гаранян, Курек, 1984).
Методика предназначена для выявления уровня способности идентифи­цировать эмоциональное состояние человека по его мимическим проявлениям. Разработана для исследования нарушений данной способности у больных ши­зофренией. Состоит из 18 карточек с фотографиями лица женщины, находя­щейся в разных эмоциональных состояниях, на которых она демонстрирует 6 основных эмоциональных состояний по классификации Вудвортса- Шлосберга (гнев, радость, страх, презрение, страдание, удивление) в трех гра­дациях (сильная, слабая, средняя степень). Испытуемому требуется опознать эмоциональное состояние женщины, высказывания протоколируются, и оце­ниваются как верные, неверные и неэмоциональные; в качестве вспомогатель­ного приема используется словарь синонимов эмоциональных состояний.
Тест «Поза и жест» (Курек 1984 ).
Данная методика использовалась для диагностики особенностей воспри­ятия эмоций другого человека по позе и жесту. В соответствии с процедурой, испытуемые должны определить эмоциональное состояние по 20 рисункам жестов и поз, выражающих отрицательные эмоции: страха, печали, гнева, по­ложительную эмоцию радости и смешанные эмоции презрения и удивления (позы и жесты были отобраны автором методики из «Словаря русских жестов и мимики» (Акишина с соавт., 1991)).
Для оценки мотивационного компонента социального интеллекта использовался опросник «Шкала социальной ангедонии».
Опросник «Revised social anhedonia scale» (RSAS) предложен группой западных авторов (Eckblad M.L., et al., 1982), широко используется в клиниче­ских исследованиях. Опросник включает 40 утверждений, позволяет оценить снижение потребности в получении удовольствия от общения с другими людьми, от эмоционального контакта, выполнения совместной деятельности. Мы воспользовались одной из модификаций шкалы (перевод наш), статисти­ческая норма по тесту оценивалась на группе из 230 человек.
Анкета «Удовольствие от общения», в которой использовались сле­дующие 5-тибалльные шкалы: (1) Отношения с другими людьми; (2) Общение с медицинским персоналом; (3) Общение с родственниками; (4) Общение с друзьями; (5) Пребывание наедине с собой. В каждой из шкал предлагались градации от 1 до 5 (где 1 - минимальная, а 5 - максимальная оценка); обоб­щенная оценка не подсчитывалась.
Для оценки регуляторного компонента социального интеллекта ис­пользовались:
Самооценочная процедура: испытуемые по завершении тестирования социального интеллекта оценивали по 5-тибалльной шкале результаты выпол­нения предложенных им тестов.
Модификация методики «Hinting Task» (Corcoran, Mercer, Frith, 1995), адаптированная Н.Ю.Поляковой (2007). Оригинальная методика разработана в рамках концепции «модель психического» (theory of mind), и предназначена для изучения способности к пониманию того, что думает, планирует, какой смысл и намерения скрывает другой человек. Методика организована по принципу функциональных проб, с заведомо доступными для любого взросло­го человека заданиями, построенными на основе простых житейских ситуа­ций. Стимульный материал состоит из 10 заданий, каждое написано на от­дельной карточке и представляет собой описание взаимодействия, содержаще­го, помимо явного, скрытый смысл. При правильном ответе после первого предъявления начисляется 2 балла. Если наблюдаются затруднения, испытуе­мому предлагается на обратной стороне карточки продолжение ситуации, ко­торое служит подсказкой. При правильном ответе после подсказки начисляет­ся 1 балл. При его отсутствии считается, что данное задание не выполнено и переходят к следующей карточке (Тестовые задания даны в Приложении А).
Опросник «Проективный тест враждебности» разработан Н.Г.Гаранян, А.Б.Холмогоровой. Тест является надежной методикой для вы­явления негативных установок по отношению к другим людям, и с его помо­щью выявляется враждебность, понимаемая как устойчивая склонность при­писывать социальным объектам негативные качества (доминантность, стрем­ление унижать других людей, завистливость, холодность, равнодушие, зло­радство). В ходе выполнения испытуемым предлагается список утверждений, каждое из которых они должны приписать определенному ими числу людей - как отражающее взгляды этого числа людей (см. Приложение А). Величина суммарного показателя отражает степень враждебности картины мира у испы­туемых, а также те искажения, которые присутствуют у испытуемых в отно­шении других людей (и причастны к регуляции собственного социального по­ведения испытуемых). В структуре выявляемой проективной (приписываемой другим людям) враждебности возможно выделение трех факторов:
1 фактор - отражает видение других людей как «склонных возвышаться за счет принижения других людей» (то есть как доминантных и завистливых);
2 фактор - отражает видение других людей как «презирающих слабость»;
3 фактор - отражает видение окружающих как «холодных и равнодушных».
Для каждого фактора подсчитывается отдельный балл.
Опросник «Запрет на выражение чувств» (ЗВЧ), разработан В.К.Зарецким, А.Б.Холмогоровой, Н.Г.Гаранян. Опросник состоит из 25 пунк­тов, тестирует наличие запрета на выражение базовых эмоций (печали, радо­сти, гнева, страха) и общий запрет на выражение чувств. Чем выше показа­тель, тем более выражен запрет на выражение конкретного чувства, или чувств в целом. В настоящем исследовании данные опросника использовались как свидетельства наличия у больных культурально обусловленных запретов на выражение чувств, причастных к регуляции своих переживаний, или уста­новок по отношению к собственным эмоциям (как один из показателей регу­ляторного компонента социального интеллекта) (см. Приложение А).
Изучение поведенческих характеристик социального интеллекта по­требовало объективации, для которой использованы клинические (эксперт­ные) оценки по тем субшкалам PANSS, которые корреспондируют с социаль­ным поведением больных. Выбор субшкал предопределен тем, насколько со­ставляющие их характеристики отражают социальное поведение больных; при этом установлено совпадение набора субшкал с выделенными в фактор «Нега­тивная симптоматика» - в соответствии с 5-тифакторной моделью PANSS (Lindermayer J.P., et al., 1995). Субшкалы данного фактора стали параметрами оценки нарушений поведенческого компонента социального интеллекта.
3. Для оценки параметров социального функционирования больных использовались:
Опросник социальной поддержки «F-SOZU-22» (Sommer, Fydrick, 1989, адаптирован Холмогоровой, Петровой, 2007).
Опросник состоит из 22 пунктов, позволяющих субъективно оценить испытуемому свою жизнь в социуме, ее благоустроенность, взаимоотношения с окружающими и удовлетворенность сложившейся ситуацией. На основе от­ветов рассчитываются показатели по четырем шкалам: эмоциональная под­держка, инструментальная поддержка, социальная интеграция, удовлетворен­ность социальной поддержкой. Также подсчитывается суммарный балл пока­зателя социальной поддержки. С учетом сложности клинической группы, оп­росник заполнялся пациентами при участии психолога-экспериментатора.
Опросник для оценки социального функционирования и качества жизни психически больных (Шмуклер, Гурович, 2002).
Опросник представляет собой полуструктурированное интервью и включает 82 пункта, оформленных в ряд разделов: демографические данные, сведения о течении заболевания и особенностях диспансерного наблюдения, образование и трудовая деятельность, материально-бытовая сфера, в том чис­ле данные о материальном положении, жилищных условиях, питании, обеспе­ченности одеждой, дневная активность, включая самообслуживание, семейное положение, социальные контакты. Каждый раздел содержит объективные ха­рактеристики социального статуса пациента, его функционирования и субъек­тивную оценку, т.е. удовлетворенность больного соответствующей сферой жизни. Опросник не является шкалой, оценки по пунктам отражают качест­венные характеристики. Однако ряд пунктов опросника построены как шкалы: «физическая работоспособность», «интеллектуальная продуктивность», «кон­такты с окружающими», «характеристика круга общения», «характер отноше­ний с окружающими».
4. Для оценки нейрокогнитивного дефицита и нарушений познава­тельных процессов:
Шкала оценки когнитивных процессов (Филатова, 2002).
Шкала разработана на основе модели А.Р.Лурия, позволяет оценить ос­новные познавательные функции: слухоречевую и зрительную память, прак- сис (произвольные движения), гнозис (зрительный, оптико-пространственный, акустический невербальный и тактильный), мышление, нейродинамические параметры психической активности и произвольную регуляцию деятельности, итого - 10 шкал. Каждый параметр оценивается по 4-х балльной шкале (от 0 до 3, где 0 - отсутствие нарушений, 1 - легкая степень нарушений, поддаю­щаяся самокоррекции, 2 - средняя степень выраженности нарушения, коррек­ция возможна с помощью экспериментатора, 3 - выраженные нарушения, кор­рекция невозможна) (см. Приложение А).
Также в серии проведенных исследований использовались данные тра­диционного патопсихологического обследования больных, метод наблюдения, направленной беседы, приемы анкетирования.
Для отбора испытуемых в группу сравнения (из числа добровольно со­глашавшихся принять участие в исследовании) использовались скрининговые процедуры: Краткий ориентировочный тест (КОТ) для отсева испытуемых с недостаточным уровнем интеллекта или мотивации к работе, для исключе­ния лиц с риском пограничных нервно-психических расстройств использован Личностный опросник Г.Айзенка (EPI).