В отечественной психологии к концепту «социальный интеллект» впервые обратилась М.И.Бобнева, трактуя его как одну из важнейших предпо­сылок процесса социализации и адаптации личности (Бобнева, 1978). М.И.Бобнева определяет СИ как особую способность, формирующуюся в процессе деятельности в социальной сфере, в сфере общения и социальных взаимодействиях, и компонентами данной способности полагает социальную перцепцию и социальное воображение. В такой интерпретации СИ не вполне отражена его специфичность, он слит с личностными чертами и поведенче­скими проявлениями, формирующимися в процессе социализации. Полагаем, что пробное введение концепта в отечественную психологию в 1980-е г.г. бы­ло затруднено вследствие повсеместной критики психометрического подхода. Позже концепт использовала В.Н.Куницына, развивая социально­психологический подход к социальному познанию и его затруднениям, и соз­давшая оригинальную модель (Куницына с соавт., 2001). Автор использует понятия социального интеллекта и социальной компетентности одновременно, придавая им большое значение как обеспечивающим продуктивность меж­личностного общения, адаптацию, жизненный успех в целом, подчеркивает связь социального интеллекта с личностью, используя понятие «коммуника­тивно-личностный потенциал».
Содержание СИ включает, по модели автора, большое число характе­ристик (социальные перцепция, мышление, воображение и представления, способность к пониманию людей, их мотивов, моделированию социальных явлений), при этом сюда же включены психическая и физическая выносли­вость, активность, «слабая истощаемость», то есть параметры психофизиоло­гические, относящиеся к предпосылкам всей психической деятельности. Так­же к области СИ отнесены чувство самоуважения, «свобода от комплексов, предрассудков, подавленных импульсов», открытость новым идеям.
Анализ показывает, что в данной модели СИ трактуется очень широко, содержит разноуровневые характеристики. Модель хорошо отвечает идеям Б.Г.Ананьева о необходимости построения такой теории человекознания, ко­торая позволит изучать человека как индивида, личность, индивидуальность. Тем не менее, столь широкое толкование, на наш взгляд, приводит к утрате СИ своей специфичности. Отметим, что В.Н.Куницына продолжает разраба­тывать проблему СИ и социальной компетентности, под ее руководством вы­полнен ряд работпо этой тематике (М.Л.Кубышкина, Н.А.Анцупова, Е.В.Сурпина, Т.Б.Юшачкова, Е.А.Капустина и др.).
По мере того, как концепт социальный интеллект стал проникать в отечественную психологическую литературу, он частично начал вытеснять более привычные отечественным психологам концепты, как то социальную компетентность, коммуникативную компетентность, широкий термин соци­альное познание, или стал соседствовать с ними в отдельных работах. Про­никновение концепта не было простым, затруднялось критическим (если не сказать, негативным) отношением отечественных психологов к самому пси­хометрическому подходу, в рамках которого термин социальный интеллект выглядит логично (и где он родился). Так, Н.В.Бачманова, говоря о социаль­ном интеллекте, параллельно использовала для оценки профессиональных способностей будущих психологов и менее определенные концепты, такие как «талант общения» (Бачманова, 1985). Ю.Н. Емельяновполагал социальный ин­теллектосновой для трактовки коммуникативной компетентности (Емельянов, 1985), и ее совершенствования (Емельянов, 1990). Автор говорит о коммуни­кативной компетентности в узком и широком смысле, и последняя включает всю социальную адаптацию, вбирая не только навыки, но и последствия их практического использования. Расширительное толкование не позволяет обо­значить границу с личностью человека, почему в ходе тренинга вместо разви­тия частных навыков и умений (для улучшения коммуникативной компетент­ности), скорее предлагают мероприятия, направленные на личностный рост человека.
Более обоснованной видится модель А.Л.Южаниновой (Южанинова, 1988), которая, следуя традициям отечественной психологии, полагаетсоци- альный интеллект обеспечивающей субъект-субъектные отношения «особой умственной способностью, от которой зависит эффективность межличностно­го общения и адаптации человека к быстро меняющимся социо-культурным условиям». Выделенные автором компоненты - социальная перцепция, соци­альное воображение и техники общения вполне отвечают принятым в моделях западных авторов, также как и креативность в социальных взаимодействиях - отражающая наличие в арсенале используемых личностью с высоким СИ ма- нипулятивных средств воздействия на окружающих (аналог макиавеллизма).
Интересное исследование было проведено Н.А.Кудрявцевой, предло­жившей комплекс методик для оценки интеллектуального потенциала челове­ка. Автор продемонстрировала, что в сопоставлении с общим интеллектом, социальный является относительно независимым параметром, который, кроме того, отрицательно (!) коррелирует с эмпатией. Ранее слабая связь СИ и эмпа­тии отмечалась учеными, но указанный результат делает независимость этих параметров еще более очевидной. Это позволило автору определить СИ как «способность к рациональным, мыслительным операциям, объектом которых являются процессы межличностного взаимодействия». В качестве компонен­тов СИ Н.А.Кудрявцева определила коммуникативные умения, социальное мышление, а также мотивационный компонент, «психологическую автоном­ность и независимость субъекта» и самооценку (Кудрявцева, 1995). Модель, включающая мотивационный и самооценочный компоненты, опередила свое время, так как только на сегодняшний день можно говорить о прицельном внимании к самосознанию личности (в терминах самосознания, саморегуля­ции, функций «Я», идентичности) при рассмотрении СИ.
В числе авторитетных ученых, разрабатывавших проблематику СИ и обосновывавших психометрический подход к нему, следует назвать Н.А.Аминова, М.В.Молоканова, Н.А.Лужбину, О.Б.Чеснокову; к данному по­нятию прибегал В.Н.Дружинин - один из ведущих специалистов в области психологии способностей, продуктивно работавший на рубеже столетия. Е.С.Михайлова также утверждала необходимость рассмотрения СИ с психо­метрических позиций, и дала ему такое определение: «интегральная интел­лектуальная способность (выделено нами), обеспечивающая успешность об­щения и социальной адаптации, способность прогнозировать поведение людей в различных житейских областях и ситуациях, способность распознавать на­мерения, чувства и эмоциональные состояния человека по вербальной и не­вербальной экспрессии» (Михайлова, 1996). В качестве структурных единиц выделены социальные мышление, память, перцепция и сензитивность. Для измерения данных составляющих Е.С.Михайлова адаптировала тест Дж.Гилфорда, и методика получила широкое распространение в отечествен­ных исследованиях и при практическом психодиагностическим использова­нии, хотя и критикуется. В представлении Е.С.Михайловой СИ выступает средством, обеспечивающим успешность общения и социальной адаптации, результат последней можетт варьировать (по аналогии с академическим ин­теллектом, который тоже может быть применен с разным эффектом).
В завершение отметим, что число работ по проблематике СИ остается высоким, это касается как эмпирических исследований (Баширов, 2006; Беляе­ва, 2005; Геранюшкина, 2001; др.), так и теоретических разработок.