Содержанием диссертационного исследования является разработанная автором комплексная модель нарушений социального интеллекта при шизоф­рении как одного из ведущих, специфических для данного заболевания нару­шений. Предложенная комплексная модель социального интеллекта позволяет интегрировать результаты многих теоретико-эмпирических исследований, проводимых в различных сферах как клинической психиатрии, так и совре­менной психологии, и описать структуру нарушений социального интеллекта при шизофрении. Также в данной работе систематизируются основные кон­цепции и исследования нарушений социального познания, социального пове­дения у больных шизофренией, и прилагаются результаты серии исследований по данной тематике, проведенных автором в 2006-2013 г.г.
Социальный интеллект (СИ) в настоящем исследовании определяется как сложный конструкт, включающий в себя операциональный, регуляторный и поведенческий компоненты, а также мотивационный компонент, отражаю­щий коммуникативную направленность личности; функцией данного конст­рукта является обеспечение наиболее точного и эффективного отражения со­циальной реальности и построение адекватного ей социального поведения субъекта.
Актуальность проблемы исследования. Идеи о нарушениях социаль­ного познания у больных шизофренией пришли на смену иным концептуали­зациям, описывающим когнитивные дефициты больных этой клинической группы (Green, 1993; Penn, et al., 1997-2005; Спотниц, 2004; Kingdon, Turkington, 2005; др.). О важности нарушений социального познания при ши­зофрении свидетельствовали и ведущиеся на протяжении нескольких десяти­летий разработки в области психокоррекционной и психосоциальной помощи пациентам (Wallace, 1984, 1992; Tarrier, 1989; Lieberman, Eckman, 1989; Haddock, et al., 1999; Hogarty, et al., 1999, 2004; Spaulding, et al., 1999; Гуро- вич, Шмуклер, 2002, 2004, 2007; Холмогорова с соавт., 2007; др.), доказавшие значимость коррекции нарушений социального познания для реабилитации и ресоциализации больных. Повышенное внимание к социальному познанию при шизофрении стимулировалось и развитием теории социального интеллек­та в общей, социальной и когнитивной психологии. Вследствие взаимопро­никновения идей, нарушения социального познания при шизофрении, перво­начально трактовавшиеся как один из аспектов общего дефицита когнитивных способностей, стали интерпретироваться как отдельный вид нарушений, особо значимый для шизофренического процесса (Corrigan, Penn, 2001).
Современное состояние проблемы. На сегодняшний день можно выде­лить ряд направлений, в рамках которых ведутся исследования нарушений со­циального познания и социального поведения при шизофрении. Однако эти направления мало связаны между собой, и понятия, на которые опираются их представители, недостаточно соотносятся друг с другом, что существенно за­трудняет целостное понимание полученных в этой области знаний и эмпири­ческих фактов. Перечислим основные из исследовательских направлений, вы­делив центральные для каждого из них понятия.
1. Изучение нарушений социального познания путем исследований дефицитов и искажений восприятия лицевой экспрессии, эмоций других лю­дей. Центральное понятие этого направления - социальная перцепция лицевой экспрессии, в работах последних лет используют термин «эмоциональный процессинг» (Елигулашвили, 1982; Хломов, 1984; Критская, Мелешко, Поля­ков, 1991; Курек, 1986, 1988; Гаранян, 1986; Penn, Combs, et al., 2000; Penn, Corrigan, 2001; Hooker, Park, 2002; др.).
2. Изучение затруднений в понимании больными шизофренией си­туаций социального взаимодействия, их неумения предвидеть развитие взаи­модействия, дефицит необходимых для прогнозирования развития ситуации сценариев, несформированность поведенческих навыков разрешения сложных социальных ситуаций (Елигулашвили, 1982; Хломов, 1984; Wallace, 1984; Smithet al., 1996; Liberman, et al., 1989;Corrigan, Green, 1993; Corrigan, Addis 1995;Addington, Addington, 1998; Moritz, Woodward, 2005; др.). Центральные понятия данного подхода - ситуация социального взаимодействия, социаль­ное прогнозирование, социальные навыки, коммуникативные навыки, комму­никативная компетентность. В рамках данного направления создаются, ап­робируются, обосновываются программы тренинга коммуникативных и соци­альных навыков для больных с расстройствами шизофренического спектра, доказавшие свою эффективность (Wallace, 1984, 1992; Tarrier, 1989; Lieberman, Eckman, 1989; Гурович, Шмуклер, 2002, 2004, 2007; Холмогорова, с соавт., 2007; др.).
3. В отечественной патопсихологии сложилась оригинальная тради­ция экспериментальных исследований коммуникативной направленности и рефлексивной регуляции мышления. Эти исследования позволили выявить сниженную направленность мышления больных шизофренией на социально значимые аспекты ситуации, их неспособность занять позицию другого чело­века и использовать общий культурный опыт в процессе решения задач и коммуникации с людьми (Щербакова, с соавт. 1982; Холмогорова, 1983; Хло- мов, 1984; Зейгарник, Холмогорова, 1985; Зейгарник, Холмогорова, Мазур, 1989; Зейгарник, 1986, 1989; Критская, Мелешко, Поляков, 1991; др.).
4. В поисках механизмов нарушений социального познания при ши­зофрении исследователи привлекли ряд концептов, построенных на ориги­нальных методологических основаниях, и призванных отразить процесс соз­дания внутренних представлений о другом человеке, его внутреннем мире, при взаимодействии с ним. Центральным понятием здесь является так назы­ваемая «theory of mind» (переводимая как «теория разума» или «модель пси­хического»), трактуемая как особая способность субъекта понимать состояние других людей, равно как и собственное. Исследования с использованием дан­ного и близких концептов («mental state attribution», «taking the intentional stance», «mentalizing», «reflexive awareness») существенно обогатили представ­ления о шизофрении и смежных расстройствах - в первую очередь о раннем детском аутизме (Frith, et al., 1994, 2000; Baron-Cohen, et al., 1987-2005; Brune, 2005; др.). С позиций данного подхода утверждается, что при шизофрении и аутистических расстройствах страдают репрезентации умственных состояний, или «мета-репрезентации», касающиеся распознавания и отслеживания как собственных психических состояний человека, так и намерений, мыслей, убе­ждений, которые он приписывает другим. В отечественной литературе подоб­ные исследования в последние годы представлены применительно к расстрой­ствам аутистического спектра (Сергиенко, Лебедева, Прусакова, 2009).
5. Еще одной попыткой выделить центральный психологический де­фицит при шизофрении стали исследования, направленные на изучение спо­собности больных шизофренией к переживанию удовольствия. Основным для данного направления исследований стало понятие ангедония (сниженная спо­собность к переживанию удовольствия), которая изначально трактовалась как включающая несколько составляющих - физическая, интеллектуальная, соци­альная ангедония, причем все перечисленные виды ангедонии выражены при шизофрении (Rado, 1962; Meehl, 1962; Курек, 1998). Более поздние исследова­ния в качестве «кардинальной», причастной к социальной изоляции больных шизофренией, стали определять социальную ангедонию (Eckblad, et al., 1982; Meehl, 1990, 2001;Kring, 1999). В дальнейшем была доказана распространен­ность социальной ангедонии у лиц с широким спектром шизоидных черт (Tsuang, et al., 2000; Blanchard, et al., 2000; Schurhoff, et al., 2003; др.), что не отменило трактовки социальной ангедонии как одного из специфических ме­ханизмов собственно шизофрении, и ее связи с нарушениями социального по­знания при данном заболевании.
6. Внимание к способности распознавать, осознавать, учитывать при построении взаимодействия, а также регулировать эмоции, нашло отражение в вызывающем научную полемику понятии эмоциональный интеллект (Salovey, Mayer, 1990; Bar-On, 1997, 2006; Люсин, Ушаков, 2004). В структуре этого ви­да интеллекта выделяют несколько причастных к распознаванию эмоций и ре­гуляции эмоционального состояния блоков, а ценность подхода состоит в том, что он позволяет структурировать сложную область психологических феноме­нов, представленную эмоциями, чувствами. Исследования эмоционального интеллекта и его нарушений при психопатологических состояниях в послед­ние годы ведутся все более активно (Kee, et al., 2009; Плужников, 2010; др.)
7. Особенно широкое распространение для описания сложной фено­менологии нарушений социального познания и социального функционирова­ния у больных шизофренией получил концепт «social cognition» - «социальная когниция» (Fiske, et al., 1992-2007; Bentall, Kinderman, 1999; Mazza, et al., 2001; Penn, Corrigan, 1997-2000; др.). Определяемая по-разному в зависимости от степени обобщенности, глубины, детализированности описаний и включае­мых эмпирических феноменов, и диагностируемая с помощью разного психо­диагностического и клинического инструментария, «социальная когниция» стала предметом исследований как психологов, так и клиницистов. В рамках понятия «социальная когниция» интегрируются различные дефициты соци­ального познания (Penn, Corrigan, 2001), причем в ряде моделей приложение концепта к шизофрении предполагает изменения трактовки последней, и по­нимания ее как расстройства межличностного взаимодействия, при котором проблемы есть результат нарушения построения образа социального окруже­ния и своего места в нем (Penn, et al., 1997).
8. И, наконец, в соответствии с современными тенденциями научно­го поиска и научных технологий, принятых в широком междисциплинарном направлении, именуемом нейронауки, исследуются связи между способно­стью к социальному познанию и нейрокогнитивными процессами, в том числе при психопатологических состояниях. Так, предложен нейропсихологический концепт «social brain» («(социальный мозг») для определения системы (или группы систем) мозга, предназначенной именно для решения задач воспри­ятия, оценки, осмысления социальных стимулов, в отличие от систем, предна­значенных для работы с несоциальными объектами (Brothers, 1990; Rizzolatti, et al., 1996-2009; Frith, 2005; Gallese, 2007; др.). В рамках данного направления проводятся систематические исследования в поисках структурной основы и нейрофизиологических механизмов процессов социального познания на мате­риале испытуемых разного возраста, включая лиц, страдающих психопатоло­гическими расстройствами, в том числе - шизофренического спектра (Brothers, 1990; Bakker, et al., 2002; Burns, 2004, 2006; Arbib, Mundhenk, 2005;Baron-Cohen, Belmonte, 2005; Crespi, Badcock, 2008; др.).
Существуют и иные, близкие к перечисленным, концепты, как то авто­биографическая память, трактуемая как механизм, обусловливающий дефи­циты социального познания и взаимодействия (Wood, Brewin, McLeod, 2006; Blairy, et al., 2008; Morise, Berna, Danion, 2011; др.), нарушения «прагматики речи», затрудняющие построения социального взаимодействия больными ши­зофренией (Prutting, Kirchner, 1987; Langdon, et al., 2002; Meilijson, et al., 2004; Bazin, et al., 2004), «макиавеллизм» как особая способность манипулировать окружающими людьми для достижения своих целей, квалифицируемая при шизофрениикак дефицитарная (Sullivan, Allen, 1999; Mazza, et al., 2003), иные.
Перечисленные направления и концептуализации недостаточно соотно­сятся друг с другом, и такое проблемное поле порождает целый ряд неясно­стей и трудностей в исследовании самого явления - нарушений социального познания и связанного с ним социального поведения у больных шизофренией. Остаются дискуссионными объем обнаруживаемых при шизофрении наруше­ний социального познания, критерии выделения различных вариантов таких нарушений, вопрос об их специфичности, факторы, ответственные за хрони- фикацию дефицитов. Этим обусловлена принципиальная необходимость реф­лексии многочисленных концептов, предлагаемых для описания нарушений социального взаимодействия и социального познания при шизофрении, соот­несение последних с иными когнитивными и личностными дефицитами боль­ных данной клинической группы. Число исследований в областях, перечис­ленных выше, в мире стремительно растет - применительно к пациентам с расстройствами шизофренического спектра, и актуальность настоящего диссертационного исследования определяется следующими причинами:
1) необходимостью разработки целостной теоретической модели СИ, позволяющей описать и квалифицировать нарушений социального познания и социального поведения при шизофрении, выделяя ранее не исследовавшиеся комплексно аспекты структурной организации СИ;
2) возможностями обогащения представлений о механизмах социально­го познания в других областях психологии (общей, социальной, психологии развития), за счет описания механизмов его нарушений в клинике расстройств шизофренического спектра;
3) значением для практики психотерапевтической и реабилитационной помощи больным шизофренией.
Цель исследования. Разработка системного теоретического представ­ления о социальном интеллекте и его патологии при шизофрении, и верифи­кация этого представления на основе комплексного эмпирического исследова­ния нарушений разных компонентов социального интеллекта у больных ши­зофренией.
Объектом исследования выступает социальный интеллект у больных шизофренией.
Предметом исследования являются нарушения социального интеллекта при шизофрении как симптомокомплекса, включающего нарушения опера­ционального, регуляторного и поведенческого компонентов социального ин­теллекта, а также мотивационного в виде снижения коммуникативной направ­ленности и способности к получению удовольствия от общения (социальной ангедонии).
Основная гипотеза исследования:
Нарушения СИ при шизофрении носят выраженный и комплексный ха­рактер, и в той или иной степени присущи всем больным данной нозологиче­ской группы с различными формами, типами течения и длительностью забо­левания.
Частные гипотезы исследования:
1. Нарушения СИ при шизофрении носят устойчивый характер и включают нарушения операционального, регуляторного и поведенческого компонентов, а также мотивационного в виде снижения направленности на другого человека и снижения способности получать удовольствие от общения с людьми (социальная ангедония).
2. Нарушения СИ являются самостоятельным феноменом, не своди­мы к проявлениям нейрокогнитивного дефицита или к клиническим характе­ристикам больных.
3. Нарушения мотивационного компонента СИ в виде ослабления коммуникативной направленности на другого человека и снижения удоволь­ствия от общения (социальная ангедония) значительно выражены у больных шизофренией.
4. Все четыре компонента СИ, включенные в основную модель, свя­заны в единый конструкт, причем мотивационный компонент играет ведущую роль в хронификации нарушений СИ у больных шизофренией.
5. Нарушения СИ являются значимым предиктором снижения уровня социального функционирования больных шизофренией.
В соответствии с целью и гипотезами решались теоретические, методи­ческие и эмпирические задачи исследования:
1. Провести теоретический анализ истории, современного состояния и тенденций развития проблемы нарушений социального познания и социально­го поведения при шизофрении.
2. Соотнести предлагаемые для описания нарушений социального по­знания теоретические концепты (социальная перцепция, социальная когниция, социальный и эмоциональный интеллект, социальная ангедония и др.), крити­чески оценить их пригодность для эмпирического исследования нарушений в клинике шизофрении, интегрировать для построения исследовательской моде­ли настоящей работы.
3. Разработать комплексную модель СИ, учитывающую различные его компоненты, и обосновать необходимость включения в модель СИ таких со­ставляющих как способность к рефлексивной регуляции социального позна­ния и поведения, и мотивационной составляющей - в виде нарушенной ком­муникативной направленности и социальной ангедонии.
4. Обосновать правомерность определения совокупности нарушений СИ и социального поведения при шизофрении как единого патопсихологиче­ского симптомокомплекса.
5. Исходя из представлений о нарушениях СИ при шизофрении как сквозной, присутствующей на разных этапах заболевания характеристике, конкретизировать факторы стабилизации и хронификации данных нарушений.
6. Провести комплексное эмпирическое изучение нарушений СИ у па­циентов, больных шизофренией, проанализировать составляющие нарушений в соответствии с выработанной моделью и в сопоставлении с данными кон­трольной группы психически здоровых лиц.
7. Эмпирически исследовать взаимосвязи нарушений СИ с клинической симптоматикой у больных шизофренией, с использованием факторного и рег­рессионного анализа выделить статистически значимые соотношения и факто­ры влияния.
8. Рассмотреть нарушения СИ, выявляемые у больных шизофренией, в контексте иных когнитивных нарушений у пациентов исследованной клиниче­ской группы, а именно - проявлений нейрокогнитивного дефицита в виде на­рушений внимания, памяти, мышления; соотнести между собой указанные ви­ды нарушений.
9. Провести сравнительный анализ нарушений СИ у больных шизофре­нией с разным уровнем социального функционирования - для оценки вклада указанных нарушений в параметры социального снижения и описания воз­можных механизмов, опосредующих этот вклад.
Теоретико-методологическими основаниями диссертационной работы стали:
- принципы целостного, системного и деятельностного подходов к изуче­нию психики человека в норме и патологии, как позволяющиепроизвести син­тез знаний из разных областей наук о человеке (Б.Ф.Ломов, А.Н.Леонтьев, Б.В.Зейгарник, А.В.Петровский, М.Г.Ярошевский);
- биопсихосоциальная модель психических расстройств, позволяющая учитывать сложную многофакторную природу психической патологии, нали­чие факторов различного уровня (Мясищев, 1975; Zubin, Spring, 1977; Engel, 1980; Ciompi, 1989, 1991, 1997; Краснов, 2002; др.);
- положение о единства аффекта и интеллекта (Выготский,1983; Рубин­штейн, 1998; Зейгарник, 1976);
- положение о невозможности понимания нарушений мышления у боль­ных шизофренией без учета нарушений мотивационной сферы (Б.В.Зейгарник, 1969-1976);
- концепция трех функциональных блоков мозга, акцентирующая уров- невую организацию психической деятельности и значимость регуляторного компонента при ее нарушениях (Лурия, 1969; Хомская, 2003);
- клинико-психологический подход к изучению и описанию психиче­ских расстройств, основанный напринципах синдромного анализа (Лурия, 1969; Зейгарник, 1976; Кудрявцев, Сафуанов, 1985; Поляков с соавт., 1991; др.).
- представления об опосредствовании и рефлексивной регуляции как о механизмах решения проблемных ситуаций, и нарушениях рефлексивной ре­гуляции при различных формах психической патологии (Зейгарник, Холмого­рова, 1983; Зарецкий, 1984; Николаева, 1985; Алексеев, 2002);
- идеи о снижении потребностно-мотивационных характеристик соци­альной регуляции деятельности и поведения при шизофрении, с указанием на недостаточную социальную направленность больных этой нозологической группы (Критская, Мелешко, Поляков, 1991);
- представления об ангедонии как присущей больным шизофренией чер­ты (Rado, 1962;Meehl, 1962; Курек, 1998), с особым значением социальной ан- гедонии (Eckblad, et al., 1982; Meehl, 1990, 2001 ;др.);
- многофакторная концепция СИ как конструкта, ответственного за ус­пешное социальное поведение человека (Гилфорд, 1960);
- структурно-динамическая теория интеллекта, постулирующая зависи­мость уровня развития СИ от потенциала формирования, эмоциональных осо­бенностей, в различной степени «привлекающих силы человека к общению с другими людьми и их познанию», от актуального жизненного пути человека (Ушаков с соавт., 2004, 2009).
Методы исследования:
1. Теоретический анализ предложенных психологических моделей со­циального интеллекта в сопоставлении с клиническими данными и эмпириче­скими исследованиями нарушений социального познания и социального пове­дения у больных шизофренией. Разработка комплексной модели социального интеллекта, учитывающей различные формы нарушений социального интел­лекта у больных шизофренией (метод теоретического моделирования).
2. Экспериментально-психологические методы: стандартизированные (тестовые, опросники), нестандартизированные (патопсихологические, ней­ропсихологические), проективные методики; клинико-психологические: ме­тоды беседы, наблюдения, интервью; методы клинической оценки (шкалы).
3. Статистический - использование методов математической статисти­ки (для статистического сравнения групп использовался критерий U-Mann- Whitney для независимых выборок, критерий T-Wilcoxon для зависимых вы­борок; для установления корреляционных связей - коэффициент корреляции г- Спирмена; для анализа взаимосвязей и влияния переменных использовался факторный и регрессионный анализ). Обработка результатов производилась с помощью пакета статистических программ SPSSforWindows, StandardVersion 11.5, Copyright © SPSSInc., 2002.
В методический комплекс вошли следующие блоки методик:
1. Для клинической оценки выраженности психопатологических симптомов: клинико-анамнестическое интервью, Шкала позитивных и негативных рас­стройств - Positive and Negative Syndrome Scale (PANSS) (Kay et al., 1987; Мо­солов с соавт., 2012), в том числе использовалась «пятифакторную модель
PANSS» (Lindermayer, et al., 1995), шкала тревоги А. Бека (BAI), опросник де­прессивности А. Бека (BDI).
В качестве вспомогательных методик использовались Шкала Симпсона- Ангуса (Simpson-Angus Rating Scale - SARS), позволившая исключить из об­следования больных с заметными признаками побочных действий нейролеп­тических препаратов. Для отбора испытуемых в группу сравнения, в качестве скрининговых процедур - Краткий ориентировочный тест (КОТ) и Личност­ный опросник Г.Айзенка (EPI).
2. Для оценки параметров социального интеллекта: Тест «Социального ин­теллекта» Дж.Гилфорда, М.Салливена (адаптация Михайловой, 1996), тест «Распознавание эмоций», предназначенный для выявления уровня способно­сти идентифицировать эмоциональное состояние человека по его мимическим проявлениям (Гаранян, Курек, 1984), тест «Поза и жест» использовался для диагностики особенностей восприятия эмоций другого человека по позе и жесту (Курек, 1984), методика «Hinting Task», разработанная в рамках кон­цепции «модель психического» («theory of mind»), предназначенная для изу­чения способности к пониманию того, что думает, планирует, какой смысл и намерения скрывает другой человек (Corcoran, Mercer, Frith, 1995, модифика­ция Поляковой, 2007), «Шкала социальной ангедонии» - RSAS, включающая 40 утверждений, и позволяющая оценить снижение потребности в общении с другими людьми (Eckblad, et al., 1982), самооценочные шкалы. Поведенческий компонент социального интеллекта оценивался на основании показателей ряда субшкал PANSS (Н-1, Н-2, Н-3, Н-4, Н-6, О-7, О-16), представляющих собой экспертные, клинические оценки характеристик социально-релевантного по­ведения больных. Для оценки регуляторного компонента социального интел­лекта - приемы самооценивания испытуемыми своей деятельности, опросник «Запрет на выражение чувств» (ЗВЧ), тестирующая наличие запрета на выра­жение базовых эмоций (печали, радости, гнева, страха) и общий запрет на вы­ражение чувств (Зарецкий, Холмогорова, Гаранян, 2006), «Проективный тест враждебности» позволяющий выявлять негативные установки по отношению к другим людям (Гаранян, Холмогорова, 2006).
3. Для оценки параметров социального функционирования - опросник «Соци­альная поддержка F-SOZU-22» (адаптация Холмогоровой, Петровой, 2007), «Опросник для оценки социального функционирования и качества жизни пси­хически больных» (Гурович, Шмуклер, 2002).
4. Для оценки нейрокогнитивного дефицита и нарушений познавательных процессов: ряд показателей PANSS, «Шкала оценки когнитивных процессов» (Филатова, 2002).
Характеристика обследованных групп.
В исследовании приняли участие следующие группы испытуемых:
1. Клиническая выборка, которую составили 360 больных шизофренией.
2. Контрольная группа испытуемых в составе 200 психически здоровых лиц.
Обе группы были уравновешены по гендерному составу. Всего было об­следовано 560 испытуемых (подробно клинические характеристики пациентов основной группы, а также социально-демографические характеристики обсле­дованных лиц основной и контрольной групп представлены в Части II диссер­тационной работы).
В проведении исследования принимали участие студенты и магистранты кафедры общей и клинической психологии факультета психологии НИУ «БелГУ» Полякова Н.Ю., Сильчук Е.П., Приймак М.А., Руденко С.Л., Соина Н.А.; статистическая обработка данных проводилась с участием кандидата технических наук, доцента факультета ИТиПМ НИУ «БелГУ» Румбешта В.В.
Достоверность результатов обеспечивается большим объемом клини­ческой выборки, наличием контрольной группы; использованием стандарти­зированных и валидизированных методик, обработкой полученных данных с помощью адекватных методов математической статистики; подтверждается достоверность также воспроизводимостью ряда результатов, ранее получен­ных в зарубежных и отечественных исследованиях.
Положения, выносимые на защиту:
1. Исследования нарушений СИ при шизофрении проводятся исследова- телями-клиницистами и психологами в рамках ряда направлений современной науки, при этом исследования слабо соотносятся друг с другом, акцентируя разные типы и факторы нарушений. Разработка целостной психологической концепции нарушений СИ при шизофрении предполагает интеграцию дости­жений разных школ и направлений в изучении нарушений социального позна­ния и социального поведения у больных шизофренией.
2. Наиболее полное рассмотрение нарушений СИ, представленных в со­временных исследованиях больных шизофренией, позволяет комплексная модель социального интеллекта как сложного конструкта, включающего операциональный компонент (система когнитивных навыков и механизмов, обеспечивающих процесс социального познания в форме адекватного воспри­ятия социальных связей и объектов); мотивационный компонент (коммуни­кативная направленность личности, обнаруживающая себя возможностью получать удовлетворение и удовольствие от общения); динамический или регуляторный компонент (коммуникативная направленность мышления, про­являющаяся в способности к смене позиции при социальном взаимодействии, к произвольной и рефлексивной регуляции социального познания и поведе­ния); поведенческий компонент (система поведенческих (коммуникативных) навыков и стратегий, обеспечивающих возможность конструктивного обще­ния с людьми и кооперацию в совместной деятельности).
3. Предлагаемая комплексная модель СИ выходит за пределы строгого психометрического понимания интеллекта, но позволяет рассматривать СИ как конструкт, включающий мотивационные, эмоциональные, регуляторные процессы, и обосновать ведущую роль последних в нарушениях СИ у больных шизофренией.
4. Нарушения компонентов СИ, выделенных в предлагаемой модели, связаны между собой, что позволяет квалифицировать их как совокупность взаимосвязанных характеристик или особый патопсихологический синдром (симптомокомплекс), характерный для больных шизофренией. Нарушения СИ наблюдаются при различных клинических картинах шизофрении, при разной степени выраженности психопатологических симптомов, типах и качестве ре­миссии.
5. Социальная ангедония как параметр, отражающий нарушения моти­вационного компонента СИ, недостаток у больных шизофренией коммуника­тивной направленности на другого человека и социум в целом, предопределя­ет низкую заинтересованность (вплоть до отказа) больных шизофренией в осуществлении деятельности социального познания, стабилизирует прочие нарушения СИ, выявляемые при шизофрении. Социальная ангедония как сни­женная способность испытывать удовольствие от общения, при шизофрении не синонимична депрессии, и отражает специфическую мотивационную уста­новку больных в виде отказа от восприятия другого человека как носителя эмоционально- и социально-значимой информации, отказ от коммуницирова- ния с ним. Также социальная ангедония является фактором снижения уровня социального функционирования больных.
6. Психопатологическая симптоматика больных шизофренией оказывает значительное влияние на уровень социальной ангедонии, которая, в свою оче­редь, оказывает влияние на иные компоненты СИ (операциональный, пове­денческий, регуляторный). То есть нарушения мотивационного компонента СИ (социальная ангедония) выступает фактором, опосредующим влияние клинической симптоматики на нарушения других компонентов СИ, и одним из механизмов хронификации этих нарушений СИ и социального избегания.
7. Когнитивные нарушения - недостаточность внимания, памяти, гнози- са, мыслительной деятельности, обнаруживаемые больными шизофренией (нейрокогнитивный дефицит), не являются предикторами нарушений СИ. Вместе с тем, нейродинамические параметры и показатели произвольной ре­гуляции познавательной деятельности, связаны с нарушениями регуляторного компонента СИ.
Научная новизна:
1. Впервые в клинической психологии проведены систематизация и тео­ретический анализ концептуального аппарата и основных достижений сло­жившихся направлений исследований различных нарушений социального по­знания и социального поведения при шизофрении.
2. Представлено теоретическое и эмпирическое обоснование нового на­учного направления в клинической психологии - психология нарушений со­циального интеллекта. Данное перспективное направление реализовано в ра­боте путем изучения больных шизофренией, для которых дефициты СИ обос­нованы в качестве типичных и значимых для понимания природы психологи­ческих дефектов, наблюдаемых при данном заболевании.
3. Проведенный анализ существующих в психологии концепций соци­ального интеллекта и близких к нему понятий позволил построить оригиналь­ную модель СИ, интегрирующую различные подходы к изучению его наруше­ний при шизофрении. Данная модель трактует СИ как комплексный конст­рукт, включающий ряд компонентов.
4. Впервые в клинической психологии проведено комплексное эмпири­ческое исследование нарушений СИ при шизофрении, построенное на основе современных теоретических разработок и оригинальной модели изучаемого конструкта.
5. Предложенная и реализованная в исследовании модель позволила рассмотреть нарушения СИ при шизофрении как совокупность взаимосвязан­ных психологических характеристик - симптомокомплекс, отражающий ти­пичные для больных шизофренией нарушения операционального, регулятор­ного, поведенческого и мотивационного компонентов СИ.
6. Впервые проведено комплексное эмпирическое исследование особен­ностей и нарушений социального познания при шизофрении в сопоставлении с широким диапазоном клинических характеристик больных, что позволило изучить и описать клинические и психологические факторы исследуемых на­рушений.
7. Впервые была эмпирические подтверждена ведущая роль мотиваци­онного компонента в структуре нарушений СИ у больных шизофренией.
8. Впервые описаны особые защитные стратегии, используемые боль­ными шизофренией для приспособления к имеющимся у них нарушениям операционального компонента СИ; данные стратегии способствуют закрепле­нию и хронификации дефицитов СИ.
Теоретическое значение работы.
Проблема нарушений СИ при шизофрении рассмотрена и проанализиро­вана с позиции интеграции достижений отечественной клинической психоло­гии и различных подходов к изучению нарушений социального познания и социального поведения, существующих в западной психологии. Впервые про­веден теоретико-методологический анализ различных традиций, систематизи­рованы существующие теоретические и эмпирические исследования, обосно­вана необходимость их интеграции.
Впервые в клинической психологии на основе системного подхода к психической патологии разработана модель СИ как сложного конструкта, включающего разные компоненты; это позволило учесть и комплексно рас­смотреть различные аспекты проблемы выявленных нарушений.
В исследовании проанализирована связь между выделенными различ­ными составляющими конструкта СИ, и показана ведущая роль направленно­сти личности или мотивационного компонента в нарушениях СИ при шизоф­рении.
Доказательство ведущей роли мотивационного компонента в нарушени­ях СИ при шизофрении, развивает идеи Л.С.Выготского о единстве аффекта и интеллекта, и идеи о роли мотивационных нарушений в патологии познава­тельной деятельности при шизофрении, нашедшие отражение в работах пред­ставителей научной школы Б.В.Зейгарник.
Доказана относительная независимость нарушений СИ от нейрокогни­тивного дефицита и психопатологической симптоматики при шизофрении; это свидетельствует в пользу правомерности выделения такого научного направ­ления в клинической психологии как психология нарушений социального ин­теллекта.
Полученные на основании изучения больных шизофренией данные о вкладе в нарушения СИ параметров, связанных с социальной направленно­стью личности, с особенностями ее мотивации при социальных взаимодейст­виях, расширяют представления о процессе и факторах развития СИ в норме.
Проведенное исследование, обосновывающее трактовку нарушений разных компонентов СИ, выделенных у больных шизофренией, как взаимо­связанных и взаимообусловленных, способствует утверждению системного подхода к явлениям, изучаемым клинической психологией, расширяет учение о патопсихологических симптомокомплексах (синдромах).
Практическая значимость работы.
Разработан методический комплекс, позволяющий оценивать выражен­ность нарушений различных компонентов СИ при шизофрении (операцио­нального, мотивационного, регуляторного, поведенческого компонентов).
Использование авторской модели СИ и базовых принципов синдромно­го клинико-психологического анализа позволило определить место нарушений различных компонентов СИ при шизофрении, описать взаимосвязи между компонентами нарушений, аргументировать выделение особого патопсихоло­гического синдрома нарушений СИ при шизофрении.
Данные диссертационного исследования эмпирически верифицировали клинические, психологические, социально-психологические проявления на­рушений социального познания при шизофрении, а разработанная модель СИ позволяет не только описать весь комплекс его нарушений, но и дает возмож­ность специалистам, работающим с больными шизофренией, научно обосно­вывать мишени психологической помощи, интегрируя клинические и психо­логические методы лечения.
В исследовании доказана значимость мотивационной составляющей СИ больных шизофренией - социальной ангедонии, которая требует своего учета при проведении психотерапевтической, реабилитационной и психосоциальной работы с больными шизофренией.
Данные исследования нарушений СИ у больных шизофренией и факто­ров, их предопределяющих, позволяют обосновать цели и направления работы по психопрофилактике расстройств шизофренического спектра для лиц из группы риска, рекомендации членам их семей и специалистам в области охра­ны психического здоровья.
Использование полученных данных и апробированных психодиагности­ческих методик возможно при подготовке специалистов клинических психо­логов, социальных работников и врачей-психиатров, ориентированных на психосоциальную и реабилитационную работу с больными, может существен­но повысить качество подготовки специалистов и эффективность их деятель­ности.
Структура и объем диссертации.
Текст диссертации изложен на странице, состоит из введения, двух частей, шести глав, заключения, выводов, списка литературы (780 источни­ков), приложения, включает 62 таблицы, 11 рисунков.
Во Введении обоснована актуальность работы; сформулированы пред­мет, цель, задачи и гипотезы исследования; раскрыты его теоретические осно­вания; дана краткая характеристика обследованных групп и использованных методов, раскрыта научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; представлены основные положения, выносимые на защиту.
Часть I «Проблема нарушений социального познания при шизофре­нии: концепции и эмпирические исследования» диссертации состоит из трех глав и посвящена разработке теоретических оснований исследования на­рушений социального интеллекта при шизофрении, условием которой стала интеграция целого ряда существующих в психологии и экспериментальной психопатологии направлений. В главе 1 проанализированы психологические концепции шизофрении и определены теоретические источники идей о нару­шениях социального познания при данном заболевании. В Главе 2 представ­лены и систе