Раньше считалось, что любое заболевание связано с дисбалансом химических реакций, который после определения молекулярных повреждений устраняется с помощью лекарства. В разработке химиотерапии инфекционных заболеваний, когда в качестве возбудителя выступают патогенные микроорганизмы, простейшие и вирусы, эта концепция себя полностью оправдывала. Но в случае атеросклероза, опухолей, дегенеративных заболеваний нервно-мышечной и других систем причина оказалась в так называемом «биологическом хаосе», творящемся в организме. На помощь пришла клеточная биология, которая стала использовать в качестве основного «оружия» в борьбе с этими недугами сами клетки, в основном, эмбриональные, зародышевые, так как во внутриутробном периоде клетки еще не подвержены отторжению. Процесс выделения из эмбриона клеток, необходимых для препарата тканей мозга, печени, селезенки, поджелудочной железы, яичек, трудоемок и требует ювелирной точности и абсолютной стерильности. После забора обработанный материал поступает в специальную лабораторию, где он тщательно очищается, тестируется и сертифицируется. Существует 3 уровня сертификации: 1-й – проверка на инфицированность (СПИДом, сифилисом, гепатитом и т.п.); 2-й – анализ структуры тканей, берется только здоровый зародыш; 3-й – биохимическое тестирование. Если исследуемые ткани не подходят хотя бы по одному параметру, их уничтожают. Только после проведения всех вышеуказанных процедур клетки можно считать готовыми к употреблению.

В настоящее время в Питсбурге начаты клинические испытания по оценке терапевтических эффектов пересадки лабораторной нервной ткани уже на 20-ти пациентах. В качестве клеток-прародительниц использовали стволовые половые клетки, выделенные из злокачественной опухоли яичка. Эти незрелые, быстро растущие половые СК исследователи и научились превращать в нейроны. Речь идет о НСК – нейрональных СК. Методика, предложенная учеными, позволяет изначально, в культуре, избавиться от гигантского количества ненужных клеток: взрослых нервных клеток, соединительной ткани и т.п.

Новый, чрезвычайно важный шаг по перенесению метода клеточной трансплантации из чисто лабораторной практики в клинику осуществлен российскими учеными. В отличие от западных разработок в нашей стране налажен метод изолирования и наращивания природных запасов НСК из фетальных тканей и клеток. Эти клетки не модифицированы фрагментами вирусов и могут использоваться в клинической практике. Российские ученые использовали клетки, полученные из специальной области эмбрионального мозга, возраст которого не превышал 15 недель. Дело в том, что в этот период мозг очень быстро растет. Выделить необходимые клетки – сложнейшая задача. Дело в том, что в исходной популяции мозга взрослого человека количество НСК составляет менее 0,001-0,01%. В фетальном мозге 9-15 недель развития НСК составляет от 4 до 8% (остальная, быстро растущая масса клеток – это более продвинутые в отношении специализации клетки). Других источников НСК нет. Именно поэтому эмбриональная и фетальная ткани пока незаменимы как источник НСК.

В одном из своих интервью член-корреспондент РАМН, ведущий специалист в области клеточных технологий Вадим Репин подчеркнул: «Особенность роста НСК – это начальное размножение клонами. В дальнейшем с помощью наших коллег-генетиков мы планируем „обессмертить" исходные клоны и создать самовоспроизводящуюся фабрику клеток. Н СК можно замораживать в жидком азоте и хранить вплоть до операции. Для будущего медицины создание банков НСК – важнейшая задача! Ведь банки НСК – это воспроизведение биоресурсов природы в обход биоэтических запретов, возможность стандартизации и регламентации работ по трансплантации».

Все это открывает реальную перспективу перехода к непосредственно клиническому применению нейротрансплантации НСК. А область применения данного метода затрагивает лечение больных с одними из самых тяжелых патологий. Прежде всего, это дети с поражением центральной нервной системы. Кстати, по некоторым данным, таких детей в настоящее время рождается в 5-6 раз больше, чем раньше. Сейчас эти дети становятся либо тяжелыми неврологическими больными, либо инвалидами с детства и пополняют группу пациентов с детским церебральным параличом.

В Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии (РАМН) попадают женщины с самым сложным протеканием беременности. Руководитель отдела клинической иммунологии, член-корреспондент РАМН профессор Геннадий Сухих рассказывает: «Естественно, у нас рождается много детей с внутриутробным инфицированием, с гипоксией мозга – недостаточным поступлением в него кислорода. Такие дети непременно заболеют детским церебральным параличом и станут инвалидами. Но, как показала наша работа е течение последних двух лет, если мы начинаем терапию в первые же недели жизни, то получаем очень высокий клинический эффект. Такие дети уже не несут неврологических признаков этого заболевания. Они практически здоровы. Это связано с тем, что кора мозга формируется и сохраняет огромную пластичность только в течение первого года жизни. Чем старше ребенок, тем слабее эффект лечения».