Рассмотрим последнюю группу признаков. Здесь я буду оперировать только индивидуальными рисунками.
Столы (рис. 6—5). По горизонтали расположены рисунки одного и того же больного в разных состояниях. Когда избирательно активно правое полушарие, столы изображаются так, как они видны с близкого расстояния: они объемны, индивидуализированы; видна конструкция стола, материал, из Которого он сделан. У этих же больных, когда избирательно активно левое полушарие, столы утрачивают достоверность, становятся умозрительными, столами «вообще».

Рис. 6-5
Изображения столов, выполненные в разных состояниях.



Дома (рис. 5-5). То же можно сказать и об изображениях домов. Когда активно правое полушарие, дома достоверны, конкретны, объемны, просматривается фактура. У тех же больных, когда активно левое полушарие, дома превращаются в бесплотные силуэты, как будто они рассматриваются издали.
Рельсы (рис. 6-6). Когда активно правое полушарие, рельсы находятся перед глазами наблюдателя, виден профиль куска рельсов. Кроме того, они обрываются здесь же в зоне ясного видения, т.е. около зрителя, и никуда не ведут. Когда активно левое полушарие, рельсы дематериализованы, это простые линии — знаки рельсов, указывающие лишь направление вдаль.




Таким образом, правое полушарие изображает предметы так, как они видны в ближнем пространстве, непосредственно примыкающем к человеку. Оно строит на плоскости наглядно-чувственную картину мира. Предметы, которые изображает левое полушарие, обезличены, «силуэтны», призрачны, лишены деталей. Картина мира утрачивает наглядность, и возникает так называемая перспектива деталей (Рок, 1980, т.1.), характерная для восприятия отдаленных областей пространства.              ч
Итак, все три группы признаков, о которых говорилось в начале лекции: перспективные построения, композиционные признаки, способ изображения объектов — свидетельствуют об одном и том же.
  1. Правое полушарие в любом сюжете стремится изобразить ближнее пространство. Это стремление так велико, что даже сюжетам, в которых должно присутствовать дальнее пространство, придаются признаки ближнего. Оно стремится все, даже отдаленные, объекты приблизить к наблюдателю. Правомерно сделать вывод об особой «заинтересованности» правого полушария в ближнем пространстве, об особой ценности, значимости для него ближнего пространства.
  2. Левое полушарие в любом сюжете стремится изобразить дальнее пространство. Даже сюжетам, требующим изображения ближнего пространства, оно придает признаки дальнего. Левое полушарие как бы старается распахнуть пространство, отдалить его от человека. Правомерно сделать вывод об особой «заинтересованности» левого полушария в дальнем пространстве, об особой ценности, значимости для него дальнего пространства.

В целом, анализ рисунков позволил вскрыть ценностные характеристики перцептивного пространства — различную значимость для каждого из полушарий разных областей пространства. Но рисунки не могут ответить на вопрос о модусе восприятия каждым из полушарий пространственных локусов разной отдаленности, или проще — восприятии глубины каждым полушарием. Мы не знаем, стоят ли за ценностными характеристиками различия в восприятии разных по удаленности областей пространства. Обратимся к эксперименту.