По мнению ряда авторов, среди причин отказа от заранее намеченного плана ведения родов в пользу операции кесарева сечения и ухудшения перинатальных исходов родов, проведенных в ночное время или выходные дни, на первом месте находятся организационные и технические проблемы.
Кроме того, D. A. Luthy и соавт. полагают, что на тактику ведения родов, особенно частоту оперативного родоразрешения, огромное влияние оказывают личный опыт и индивидуальные воззрения врача.
Поскольку ПР, проводящиеся в дневное время, при наличии всего персонала родильного блока, вспомогательных служб дают возможность принятия более взвешенных коллегиальных решений, возможность постоянного контроля за состоянием плода, многими акушерами они рассматриваются как приоритетный подход к ведению родов при высокой степени перинатального риска.
Несмотря на достаточно широкое распространение программированных родов во всем мире (до 15-23%,
а в ряде клиник — до 58% от числа всех родов, четко не определены показания к индукции родовой деятельности. Среди показаний к программированным родам чаще всего отмечают длительно текущий или тяжелый гестоз, перенашивание или тенденцию к перенашиванию беременности, хроническую гипоксию плода, плацентарную недостаточность, возраст первородящей более 30 лет, сахарный диабет и другие экстрагенитальные заболевания матери.
Некоторые авторы отрицательно относятся к самой идее программированных родов, считая их «родами для удобства персонала». Причем это касается индукции родовой деятельности и при наличии высокого перинатального риска, в том числе при перенашивании беременности.
Хотя вопрос выбора тактики ведения, методов родо- разрешения при сроках беременности, близких к календарному перенашиванию, учитывая высокую частоту запоздалых родов остается актуальным (9,9-14,0%, по данным разных авторов). Отношение к программированным родам как средству профилактики перенашивания беременности по-прежнему неоднозначно.
Перинатальная смертность переношенных новорожденных достигает 9,5-14,0%, что в сотни раз больше, чем при своевременных родах, а перинатальная заболеваемость составляет около 40%.
Многими исследователями было обнаружено, что перинатальные исходы родов при пролонгированной беременности и при сроках 41 и более недель были хуже, чем исходы родов на 38-41-й неделе беременности. Так, по данным M. Y. Divon и соавт., частота перинатальной смертности увеличивалась пропорционально сроку беременности после 41-й недели: 1,5, 1,8, 2,9 для 41, 42, 43 недель соответственно. Л. В. Василенко выявил, что частота асфиксии плода в родах была в 4 раза выше при пролонги
рованной беременности, чем при своевременных родах, а в случае истинного перенашивания этот показатель увеличивался в 15-25 раз. Выше была и заболеваемость в первые 7 лет жизни детей от пролонгированной беременности — поражения нервной системы встречались у каждого 10-го, а у родившихся своевременно — у каждого 17-го.
Проблема ведения запоздалых родов усугубляется и тем, что при перенашивании беременности в 70-80% случаев шейка матки остается недостаточно «зрелой». Следовательно, при отсутствии мероприятий для подготовки шейки матки и строго выжидательной тактике высока вероятность начала спонтанной родовой деятельности на фоне «незрелой» шейки матки, что становится фактором риска аномалий родовой деятельности, которые, по данным ряда авторов, осложняют запоздалые роды в 22-44% случаев.
Наконец, точно установить, что плод являлся «перезрелым», зачастую можно лишь ретроспективно (после рождения). Отсюда становится понятным, почему многие авторы выступают не только за активную профилактику перенашивания беременности, но и активную тактику ведения пролонгированной беременности. В качестве окончательной и наиболее действенной меры профилактики предлагают программированные роды.
По мнению Г. И. Резниченко, при сроке беременности
  1. неделя и отсутствии признаков перенашивания (по данным амниоскопии, кольпоцитологического и ультразвукового исследования) и хронической плацентарной недостаточности, выжидательная тактика возможна до
  2. недель включительно. Эти же авторы полагают, что при сочетании перенашивания и плацентарной недостаточности показано родоразрешение путем операции кесарева сечения. В остальных вариантах (перенаши- вание беременности без ПН, пролонгированная беременность + ПН) желательно проведение программиро
    ванных родов. Несомненно, что данный подход нельзя считать в полной мере профилактикой перенашивания беременности.

И. В. Игнатко, Е. В. Тимохина в комплексной оценке возможности перенашивания и выборе времени ро- доразрешения предлагают в основном ориентироваться на данные допплерометрии, поскольку у родившихся впоследствии перезрелыми патологические изменения венозной гемодинамики выявляли уже в начале 41-й недели гестации.
Некоторые исследователи выделяют группы риска рождения перезрелых плодов (у таких пациенток недопустима пролонгированная беременность): третьи роды, перенашивание беременности и патологические роды в анамнезе, аппендэктомия в анамнезе, беременные с нарушением сократительной деятельности матки (длительная угроза прерывания во время беременности). Существует мнение о превентивной подготовке к родам всех беременных, начиная с календарного срока родов. При достижении «зрелости» шейки матки, положительном окситоциновом тесте, третьем-четвертом типе кольпоци- тологического мазка следует проводят ПР.
И все же ряд авторов считают, что при беременности сроком более 41 недели проведение программированных родов необязательно, допустима выжидательная тактика. Данная позиция мотивируется тем, что перинатальная заболеваемость, оценка новорожденных по шкале Апгар, рН пуповинной крови были одинаковы как в группе со спонтанными, так и с индуцированными родами. Среди методов родовозбуждения применяли: амниотомию, интрацервикальное введение простагландинового геля, инфузию синтоцинона. Следует отметить, что данные исследования не затрагивали проблему профилактики перенашивания беременности, поскольку авторы лишь сравнивали два разных метода ведения родов при одном
и том же сроке гестации (более 41 недели); при применении как выжидательной, так и активной тактики уже исходно плоды были перезрелыми.
Программированные и спонтанные роды при высоком перинатальном риске — не единственные методы родоразрешения. Ряд авторов рассматривают программированные роды как альтернативу плановому кесареву сечению по сумме относительных показаний. Так, R. M. Chibber выявил, что даже при недоношенной беременности, осложнившейся тяжелым гестозом, показатели перинатальной заболеваемости и смертности в случае индукции родовой деятельности не хуже, чем при плановом кесаревом сечении.
Кроме того, кесарево сечение при всей своей значимости в улучшении перинатальных исходов остается небезопасной операцией. В данной ситуации современные технологии родоразрешения, в том числе и ПР, считаются резервом снижения частоты кесарева сечения.
При отсутствии «зрелости» шейки матки в настоящее время с целью прединдукционной подготовки наиболее часто используют локальные аппликации (интрацерви- кально или в задний свод влагалища) простагландина Е2, интрацервикальное введение ламинарий, катетера Фолея, применение простагландина Е1, агониста прогес- тероновых рецепторов — мифепристона.
Механические методы (ламинарии, катетер Фолея, синтетические гигроскопические расширители типа дилапана) были разработаны для подготовки шейки матки и индукции родов одними из первых. Благодаря ряду преимуществ перед фармакологическими методами родовозбуждения (простота хранения, низкая стоимость, меньшее число побочных эффектов) они не потеряли актуальности и в настоящее время. «Созревание» шейки матки при этом происходит не только за счет механического компонента (расширение цервикально
го канала), но и за счет активации синтеза простаглан- динов, возникающей при раздражении шейки матки.
По данным В. В. Абрамченко, О. В. Капленко, механические методы подготовки шейки матки к родам являются достаточно эффективными: число операций кесарева сечения уменьшилось в 3 раза по сравнению с группой беременных, которым данная подготовка не проводилась. При этом по данным M. Boulvain и соавт., хотя эффективность подготовки шейки матки и родовозбуждения с помощью интрацервикального введения ламинарий в два раза ниже, чем с простагландинами Е2, риск гиперстимуляции сократительной деятельности матки и ухудшения функционального состояния плода оказался почти равным нулю.
По мнению ряда исследователей, при наличии «зрелой» шейки матки достаточно эффективна, безопасна и экономична амниотомия. Механизм индукции родовой деятельности с помощью амниотомии связывают с каскадным выбросом непосредственных модуляторов родовой деятельности — простагландинов, вызванной активацией лизосомного аппарата при нарушении целости плодных оболочек.
Эффективность амниотомии как самостоятельного метода родовозбуждения многими авторами признается высокой (провоцирует появление схваток в первые 2-4 ч у 50-75% пациенток). Вероятность успеха при этом находится в прямой зависимости от степени «зрелости» шейки матки. Однако некоторые исследователи считают, что основное достоинство амниотомии (как и родо- возбуждение путем внутривенного капельного введения окситоцина) носит экономический характер, а потому данный метод может применяться только при отсутствии возможности использования более эффективных, но достаточно дорогих простагландинов Е2 и Е1. Так, по данным C. R. Howarth, D. J. Botha, E. Sheiner и соавт., при родовозбуждении путем амниотомии продолжи
тельность родов больше, кровотечения в послеродовом периоде по сравнению с индукцией простагландинами Е2 чаще, а частота кесарева сечения в полтора раза выше, чем при родовозбуждении окситоцином, проводившемся при целом плодном пузыре.
Что касается безопасности родовозбуждения путем амниотомии, то среди осложнений наиболее часто выделяют следующие: выпадение пуповины и мелких частей плода, повышение риска развития послеродовых гнойно-септических заболеваний как за счет возможного удлинения безводного промежутка, так и за самого вмешательства, искусственное уменьшение количества околоплодных вод, что повышает риск сдавливания пуповины и гипоксии плода в родах.
По мнению Е. Г. Судариковой, Н. В. Башмаковой, основной недостаток индукции родовой деятельности путем амниотомии — зависимость от фактора времени (лимитирование безводного промежутка), а следовательно, увеличение потребности в назначении окситотических средств. Кроме того, родовозбуждение амниотомией возможно только при «зрелой» шейке матки. С этой точки зрения более физиологичными представляются методы индукции родовой деятельности без нарушения целости плодного пузыря (простагландины интрацервикально или внутривенно и др.).
Ряд авторов полагают, что комбинация двух методов — амниотомии и инфузии окситоцина — более эффективна, поскольку позволяет практически в полной мере управлять родовым актом и уменьшать частоту аномалий родовой деятельности. Однако Е. А. Чернуха считает нецелесообразным одномоментное родовозбуж- дение путем амниотомии и инфузии окситоцина, полагая этот метод чрезмерно агрессивным (нарушение маточноплацентарного кровотока). По мнению автора, введение окситоцина следует начинать либо при отсутствии ро
довой деятельности в течение 2-3 ч после амниотомии, либо для коррекции слабости родовой деятельности.
Некоторые противники сочетанного возбуждения амниотомией и окситоцином считают, что постоянный КТГ-контроль после произведенной амниотомии позволяет в значительной степени уменьшить дозу и избежать необоснованной инфузии окситоцина. В противном случае частота быстрых и стремительных родов превышает 40%, параллельно увеличивается число новорожденных в состоянии асфиксии.
Выделяют и другие методы подготовки шейки матки и индукции родовой деятельности — экстраамниотиче- ская инфузия солевого раствора, точечный вибрационный массаж с помощью гелий-неонового лазера, электростимуляция шейки матки и др. По мнению некоторых исследователей, невозможно рекомендовать какой-либо общий, универсальный метод родовозбуждения. В каждом случае он индивидуален, в нем должны быть учтены «зрелость» шейки матки, перинатальные факторы риска, пожелания беременной и возможности родовспомогательного учреждения.