Начну со звуковой материи речи... Наши давние исследования, а также исследования многих других авторов свидетельствуют о том, что фонемный анализ звуковой речи связан со структурами левого полушария. Но ведь фонемы — строительный материал для звуковой оболочки слов, т.е. из них строятся искусственные, артифициальные знаки. Наши давние исследования, а впоследствии и исследования других авторов показали, что вокальные, так называемые просодические характеристики речи — интонации, тембр голоса, темп, индивидуальные особенности голоса — осуществляются структурами правого полушария. Но интонационно-голосовые характеристики — это ведь тоже знаки. Интонация, например, — знак определенного эмоционального состояния, голос — знак определенного человека. Причем эти знаки — естественные, непроизвольные. Голос связан со строением голосовых связок и резонаторов данного человека и принадлежит только ему. Нельзя условиться выражать восторг или ярость иными интонациями. Это врожденные проявления эмоционального состояния.
Таким образом, уже на уровне звуков речи мы сталкиваемся со знаковой специализацией полушарий. Левое полушарие анализирует 18*

звуковую оболочку слова, которое является условным искусственным знаком. Правое полушарие анализирует просодические характеристики речи, являющиеся естественными, непроизвольными знаками.
Наши и другие исследования показывают, что к восприятию слов способны оба полушария, причем правое полушарие воспринимает слова в достаточно большом объеме, близком к объему восприятия левого полушария. В то же время, если предъявлять не слова, а бессмысленные звуковые последовательности, имитирующие слова, то с их восприятием несравнимо лучше справляется левое полушарие. В свете только что сказанного это понятно. Для восприятия таких квазислов необходим полный фонемный анализ. К этому способно только левое полушарие. Но тогда надо согласиться, что правое полушарие воспринимает слова в обход фонемного анализа, иным путем. Каким же? Очевидно, схватывая звуковой рисунок слова целиком, как некий звуковой гештальт. Вероятно, здесь правому полушарию и помогают просодические характеристики речи. Ведь именно они сплачивают в единое целое звуковые единицы — отдельные звуки в слова, слова в синтагмы.
Итак, для левого полушария звуковое слово есть последовательность дискретных единиц — фонем, а для правого полушария — глобальный, нерасчлененный звуковой образ. Это первое отличие слова как знака с позиций правого и левого полушарий.
Теперь обратимся к строению слова — морфологии. Из школьной грамматики известно, что слово членится на типовые блоки — морфемы: корень, приставка, суффикс, окончание. Используя набор морфем, можно из этих блоков составлять слова и производить из одного слова другое.
Наши данные показывают, что этими способностями — комбинировать морфемы и производить из одних слов другие — обладает левое полушарие.
Об этом же говорят и неинвазивные исследования на здоровых испытуемых. Исследования методом регистрации времени реакции при монолатеральном предъявлении слов показали, что производные слова быстрее восринимаются левым полушарием, а непроизводные — правым.
Умение левого полушария членить слова на морфемы, комбинировать и перекомбинировать типовые блоки, конструируя новые слова, свидетельствует о том, что для левого полушария слово — самостоятельная сущность, отдельная оттого объекта, который оно обозначает. Неспособность правого полушария к членению слов и перекомбини- рованию морфем говорит о том, что для него каждое слово уникально, принадлежит только объекту, который оно обозначает, и не является отдельной сущностью. Интересно, что эти свойства полушарий выявляются и на уровне фразеологизмов, идиом.
Обратимся к значениям слов. На примере классификации прилагательных (лекция 8) мы уже упоминали, что в видении левого полушария слово отделено от обозначаемого им объекта (денотата), оно живет по своим правилам и законам, иным, чем у вещей.
Напротив, правое полушарие классифицирует не слова, а качества, обозначаемые этими словами. Попросту говоря, оно классифицирует денотаты, а не знаки. Но это значит, что для правого полушария слово неразрывно связано с обозначаемым объектом, с денотатом. Слово является как бы его признаком, аспектом, частью. Вот еще одно отличие слова как знака с позиций правого и левого полушарий.
Даже лексикон каждого полушария свидетельствует о разном статусе слова. Мы анализировали соотношения слов, принадлежащих к разным частям речи в высказываниях больных при угнетении каждого полушария. Я отмечу только одно из многих отличий. В высказываниях левого полушария местоимения встречаются существенно чаще, чем в высказываниях правого. Местоимение — это особый языковый элемент. Оно собственного значения не имеет. Это заместительное слово, что и отражено в его названии — вместо имени. Одно и то же местоимение, один и тот же знак может обозначать неисчислимое количество разных объектов, разных денотатов. Я, ты, он — это каждый человек на земле. Тот, этот — это любой одушевленный или неодушевленный предмет. Только когда название произвольно, условно связано с денотатом, оно может заместиться местоимением, словом со всеобщим значением.
До сих пор я говорил об изолированных словах, вне контекста. Как же относится каждое полушарие к слову в связном высказывании, точнее, к роли слова в синтаксической конструкции? Ведь любое высказывание — это синтаксический каркас, в котором каждое слово играет свою роль: обозначает деятеля, или объект действия, или само действие. Мы провели такой эксперимент. Взяли две фразы «Ваня побил Петю» и «Петя побил Ваню», а также усложненные фразы — с обратным порядком слов, или в пассивном залоге — но с тем же смыслом. Каждая фраза была напечатана на отдельной карточке. И больные должны были их расклассифицировать любым угодным им способом. Нужно сказать, что разобраться в смысле этих фраз очень непросто. Не так быстро удается сообразить, кто субъект действия, т.е. агрессор, а кто объект, т.е. жертва.
Левое полушарие справляется с этим очень легко, лучше, чем когда работают оба полушария. Больные очень быстро делят все карточки по смыслу на две группы. Это говорит о том, что в понимании сложных синтаксических конструкциях у левого полушария нет трудностей.
У тех же больных правое полушарие поступает-иначе. Оно также делит все фразы на две группы, но иные. В одну попадают все фразы, начинающиеся с имени «Ваня», в другую — с имени «Петя». При этом смысл может быть разный. «Петя побил Ваню», «Петю побил Ваня», « Петя побит Ваней», «Петей побит Ваня» — оказываются все вместе. Анализ этой классификации показал, что в условиях угнетения левого полушария, больные воспринимают имя, стоящее на первом месте, как активного деятеля, субъекта действия. Имя, упоминающееся вторым, воспринимается как объект действия. Значит, у правого полушария за позицией имени в высказывании закреплена строго определенная семантическая роль. Известно, что такая последовательность: активный деятель—действие-объект действия — является универсальной, с этой конструкции начинается овладение языком у детей, принадлежащих к самым разным языковым группам. Эта конструкция устойчивее всех других в патологии. Если верить работам американских ученых, обучавших антропоидов языку, только эту последовательность они могли усвоить.
Крупнейший лингвист XX века Р.Якобсон объяснил универсальность этой конструкции тем, что она моделирует деятельность, отражает отношения, имеющие место в жизни, где субъект действия занимает доминирующее положение. Поэтому он и упоминается первым. С этой точки зрения, закрепление в высказывании первой позиции за субъектом действия гораздо естественнее, чем свободное варьирование позиций субъекта и объекта. Таким образом, порядок слов в высказывании у правого полушария гораздо больше зависит от внеязыковой ситуации, гораздо сильнее привязан к действию, чем у левого полушария.
И это тоже существенное отличие слова как знака в видении правого и левого полушарий.
А что, если попытаться непосредственно выяснить, как относится каждое полушарие к слову как знаку? Мы сделали такую попытку (см. лекцию 8). Как и следовало ожидать, левое полушарие прекрасно осознает конвенциональность и произвольность словесного знака. Правое же полушарие не осознает конвенциональности слова, его сделанности, «рукотворности».
Я думаю, что привел достаточно фактических данных, чтобы сделать вывод, чем является слово для каждого полушария.
Левое полушарие:
  1. Различает слово и обозначаемый им объект. Иначе говоря, различает слово и денотат.
  2. Осознает произвольность и конвенциональность связи слова и денотата.
  3. Осознает созданность, сотворенность слова.

Правое полушарие:
  1. Не различает слово и денотат.
  2. Не осознает произвольности и конвенциональное™ связи слова и вещи, считает их нерасторжимыми.
  3. Не осознает созданное™, сотворенное™ слова. Рассматривает слово как природный объект, существующий извечно, как часть, аспект или признак вещи.

Все это показывает, что для левого полушария слово является искусственным, артифициальным знаком. Для правого полушария слово является естественным, нативным знаком.