Условием нормального функционирования любой системы организма является совершенство ее морфологических и функциональных взаимоотношений [Чернух А. М., 1979]. В этой связи углубленное изучение анатомических параметров зубов и челюстей, определяющих стабильность функционирования зубочелюстной системы, представляет интерес как для прогнозирования состояния пародонта, так и с точки зрения объяснения его нетипичных поражений.
На данный момент значение некоторых факторов в этом плане изучено хорошо. Это касается, в основном, состояния мягких тканей преддверия полости рта (величины и характера прикрепления уздечек губ и языка, слизистых тяжей переходной складки, глубины преддверия полости рта).

В начале прошлого столетия окклюзионная травма рассматривалась как один из основных этиологических факторов возникновения заболевания пародонта [Stillman P. R., 1917; Box Н. К., 1935]. Дальнейшие экспериментальные и клинические исследования подтвердили значение патологии прикуса не только в возникновении, но и в прогрессировании возникшего заболевания пародонта [Glickman I.. Smulow J. В., 1962; Svanberg G., 1974; Lindhe G., Svanberg G.. 1974; Poison A. et al., 1976; Ramfjord S. P., Ash М. М., 1981; Jin L., Cao C., 1992; Harrel
S.              K., Nunn М. E., 2001; Nunn М. E., Harrel S. K„ 2001].
Высокая скорость деструктивных процессов и незначительная эффективность общепринятых антибактериальных средств могут определяться изначальным несовершенством структуры пародонтального комплекса, чрезвычайно выраженными травматическими воздействиями и неадекватной реакцией местной микрофлоры на используемые антибиотики. Так, для пациентов с БПП характерна высокая частота нарушений анатомо-топогра- фических параметров тканей пародонта по сравнению с наблюдаемой у пациентов с ТФП. Нарушение строения преддверия полости рта выявлено у 62,6% пациентов с БПП, патология прикуса — у 53,3%, супраконтакты и отсутствие стираемости эмалевых бугров — у 50% (у пациентов с типичной формой пародонтита соответственно 7,9, 13,1 и 21,1%). При анализе местных травматических факторов было также отмечено следующее: у более 40% пациентов с БПП имелись явления флюороза различной степени; со стороны мягких тканей более чем у 20% пациентов — патология прикрепления уздечек губ, у более 60% — мелкое преддверие полости рта, у 30% — тянущие тяжи слизистой оболочки переходных складок [Безрукова И. В., 2001].
Изучению влияния анатомических характеристик зубов на их устойчивость и состояние пародонта до настоящего времени посвящены лишь единичные исследования [Наумов В. А., 1965; Люшкова П. И., 1992, 1993; Грудянов А. И., 1997; Онопко Е. Н., 1998; Lapter V., 1974; Andrews N. Н., 1975; Romette D.,1978: SimondJ., 1984]. Причем авторы пользовались разными метрическими методами и изучали разные зубочелюстные и цефалочелюстные параметры. Видимо, поэтому точки зрения исследователей относительно значения одного и того же фактора не всегда совпадают. Так. по мнению Наумова В. А. (1965), большое значение для устойчивости зубов имеют высота коронок зубов и длина корней, соотношение их размеров, наклон зубов, диаметр шеек. Zak В. (1964) считает, что устойчивость зубов в большей степени зависит от длины корней, нежели от площади их поверхности и величины расхождения. Люшкова П. И. (1992), Онопко Е. Н. (1998) установили определенную зависимость между характером и скоростью деструкции пародонта и рядом анатомо-топографических особенностей зубочелюстной системы. Что же касается значения анатомических характеристик в атипичном течении воспалительного процесса, то ранее соответствующих исследований не проводилось, и нами впервые была предпринята попытка целенаправленно проанализировать анатомические особенности зубочелюстной системы у больных с БПП и уточнить их влияние на агрессивный характер деструктивного процесса в пародонте на основании анализа ортопантомограмм.
Для этого мы на 60 ортопантомограммах пациентов
БПП и 40 ортопантомограммах пациентов в возрасте 40-50 лет с ТФП среднетяжелой степени измеряли: длину корней и высоту коронок премоляров, первых и вторых моляров обеих челюстей; ширину коронок по экватору первых и вторых моляров (М1 и М2); степень убыли костной ткани по медиальным и дистальным сторонам корней каждого зуба от эмалево-цементной границы.
Длину корней моляров верхней челюсти определяли по нёбному корню, а нижних моляров — по медиальному [Наумов В. А., 1965].
Изучение метрических показателей коронок и корней зубов показало следующее: высота коронок центральных резцов верхней и нижней челюстей у лице БПП была равной соответственно 0,94 и 0,83 см, а их ширина — 0,84 и 0,51 см.
При ТФП разница не превышала значения ошибки: на верхней челюсти резцы тоже имели высоту 0,94 см.

на нижней — 0.84 см, а ширину — соответственно 0,85 и 0,51 см.
Первые премоляры верхней челюсти по высоте (Н) и ширине (L) коронок были незначительно меньше, чем на нижней челюсти (Н=0,71 +0,73 см. L=0.64т 1,70 см). Причем, как при БПП. так и при ТФП их размеры были одинаковы.
Длина корней резцов и премоляров была одинакова при БПП и при ТФП, однако при БПП чаще встречались корни, которые были меньше по ширине, строго сходили на нет в области верхушек, т. €. имели вид тонкого конуса или шила.
Различия коронок моляров касались, в основном, состояния бугров: у пациентов с БПП чаще (53% случаев) бугры не имели признаков физиологической стираемос- ти. Размеры же их коронок по высоте и ширине на верхней челюсти были также меньше, чем на нижней, но не отличались в зависимости от формы пародонтита.
Более значительными были различия корневой системы: длина корней, их ширина и форма профиля: кривизна, максимальная ширина расхождения и форма изгиба.
За редким исключением корни зубов у лиц с БПП оказались короче: 1,42 см на верхней челюсти и 1,52 см на нижней челюсти в сравнении с 1,73 и 1,81 см соответственно при ТФП, что выглядело как явная диспропорция между вне- и внутрикостной частью.
В 71,7% случаев у лиц с БПП корни были узкими, шиловидной формы, тогда как у пациентов с ТФП они были преимущественно более широкими и длинными.
Изогнутость корней жевательных зубов тоже можно рассматривать как весьма существенный отличительный фактор. Особенно это касалось первых моляров обеих челюстей и вторых моляров нижней челюсти.
При ТФП корни этих зубов отличались значительной кривизной, широким расхождением либо в средней части, либо в области верхушек.
При БПП для корней были характерны слабая степень кривизны, незначительная дивергенция, чаще — правильное конусоидальное схождение в области верхушек.
У первых моляров верхней челюсти встречались параллельно расположенные, практически прямые корни.
Приблизительно у одинакового количества моляров со сходящимися корнями бьли обнажены фуркации. Более низкий коэффициент отнэшения длины корня к высоте коронки у 50% пациентов с БПП был обусловлен меньшей длиной корней.
Убыль костной ткани у зубов с короткими и короткими сходящимися корнями была больше, чем у зубов с длинными и длинными расходящимися корнями (0,82 и 0,62 см соответственно).
Схождение верхушек корней моляров выявлено более чем у 60% пациентов с БПП. При этом различия касались первых моляров, тогда как корни вторых моляров верхней челюсти у лиц с БПП и у пациентов с ТФП имели почти одинаковую форму. Надо сказать, что и все ранее проведенные параметрические исследования зубов преследовали своей целью выяснить, влияют ли размеры и форма коронок и корней зубов на состояние пародонта, чтобы найти объяснение различной скорости разрушения опорных тканей и хоть какие-нибудь конкретные воспроизводимые метрические прогностические критерии течения пародонтита.
Наши исследования показали, что наиболее часто у лиц с БПП по длине, ширине и форме корней, соотношению корневой и коронковой частей отличаются первые моляры. Это происходит потому, что у них, во-первых, коронка наиболее массивная, а во-вторых, они максимально долго нагружены в течение жизни. Поэтому любое несоответствие между фиксирующей внутрикостной системой и величиной внешнего рычага, каковым является коронка, сильнее сказывается на состоянии пародонта именно моляров. Данный фактор играет роль и в отношении резцов.
Являются ли указанные морфологические особенности самостоятельным этиологическим фактором воспалительной деструкции пародонта? Конечно же, нет. Однако, если повреждение тканей (вследствие ооспалсния или возрастной атрофии) уже произошло, тогда в полной мере начинает проявляться механическая, травматическая роль перечисленных выше особенностей, и при одинаковой повреждающей мощности микробных скоплений скорость разрушения периодонтальных структур становится

существенно зависимой от этих особенностей.
Безусловно, такой подход может показаться упрощенно-механистическим. поскольку само воспаление — это процесс далеко не прямолинейный и контролируется и регулируется он многими внутренними и внешними факторами. Тем не менее при их равноценности отмеченные особенности анатомической формы зубов в значительной степени определяют ход процесса разрушения [Безрукова И. В., 2001].
Именно поэтому перечисленные анатомические особенности зубов могут использоваться в некоторой мере даже для объяснения причины агрессивного характера разрушения опорного аппарата зубов, но в большей степени — для прогнозирования течения уже начавшегося процесса.