Способность организма противодействовать разнообразным вредоносным влияниям среды путем изменения жизнедеятельности, главным образом защитно-приспособительного характера, обозначается как реактивность.
Свойство красного света, излучаемого гелий-неоновыми лазерами, изменять реактивность облучаемого биологического объекта косвенным образом было установлено в результате следующего микробиологического исследования.
Учитывая существенную роль кокковой микробной флоры в патогенезе пародонтоза, проведено обследование 28 больных с развившейся стадией заболевания, которым в комплексе лечения применялось облучение полости рта светом гелий-неонового лазера (К. А. Макиров, Д. Л. Ко- рытный, С. Б. Бахтигалиев, Л. Я. Зазулевская, 1972). Забор материала для микробиологического исследования у каждого больного производился из одного и того же патологического кармана дважды: после кюретажа, входившего в комплексное лечение, и после последнего сеанса светотерапии. Это позволило изучить состояние микробной флоры в зависимости только от лазерного воздействия.
У больных определялась степень микробной заселенности патологических зубо-десневых карманов до и после светотерапии. Если до лазерного воздействия при посеве содержимого патологического кармана каждого из больных вырастало от 43 до 75 колоний микробов, то после свето- тералии—только от 8 до 24 колоний. В среднем количество микроорганизмов, содержащихся в патологических карманах, уменьшилось почти в четыре раза.
В основном из патологических зубо-десневых карманов до и после облучения высевались стрептококки и стафилококки. В большинстве наблюдений определялись ассоциации этих микробов. Стрептококк в монокультуре был обнаружен в 10 посевах. Другие виды микробов вырастали редко. В общей сложности у больных, обследованных до лазерной терапии, было выделено 33 штамма стрептококков н 16 штаммов стафилококков. Материал от всех больных, обследованных после курса облучения красным све* том, дал 28 штаммов стрептококков и 11 штаммов стафилококков.
Из 33 штаммов стрептококков, выделенных до облучения, 10 относились к бета-гемолитическим, то есть к возбудителям большинства стрептококковых инфекций человека, а 23 штамма — к альфа-гемолитическим, играющим определенную этиологическую роль при локальных инфекциях полости рта. После облучения лазером наиболее патогенные бета-гемолитнческие стрептококки не обнаруживались, большинство стрептококков относилось к менее патогенному типу альфа, появились стрептококки типа гамма, не вызывавшие гемолиза и относящиеся к условно патогенным микробам.
До облучения среди стрептококков преобладали штаммы, продуцировавшие гиалуронидазу. Многие из них отличались высокой степенью активности. Неактивных штаммов всего было пять. После лазерной терапии картина резко изменилась: большинство штаммов стрептококка не обладало гиалуронидазной активностью, со слабой активностью было пять штаммов, со средней — три, высокоактивных штаммов не было.
Для определения вирулентности стрептококков белым мышам вводилась взвесь, содержащая два миллиарда микробных тел. Большинство штаммов, выделенных до облучения, обладало высокой степенью вирулентности и вызывало гибель животных. Так, на вторые сутки после введения взвеси мыши погибли от 11 штаммов стрептококка, а на третьи сутки — от 10 штаммов. 12 штаммов не вызывали гибели животных. Из числа стрептококков, выделенных после светотерапии, 22 штамма, то есть абсолютное большинство, будучи введены белым мышам, не вызвали их гибели. Только от трех штаммов животные погибли на
вторые сутки после введения и от трех — на третьи сутки.
Патогенность стафилококков оценивалась по гемолитической функции, токсиногенезу, способности ферментировать маннит, продуцировать гиалуронидазу, лецитиназу, коагулазу, по результатам дермонекротической пробы.
Из 16 выделенных до светотерапии штаммов стафилококков 7 лизировали эритроциты вокруг колоний. Из 11 штаммов, полученных после облучения, только три обладали гемолитической функцией.
Наличие гемотоксинов установлено у большинства штаммов стафилококков, не подвергшихся облучению: два штамма продуцировали альфа-токсин, два—бета-токсин и восемь штаммов — дельта-токсин.
Среди штаммов, высеянных после облучения, наиболее важные в патогенном отношении альфа-и бета-токсины не были обнаружены. Только у шести штаммов определялось наличие дельта-токсина. Маннит до облучения ферментировали четыре штамма, после облучения — только один.
До облучения половина штаммов стафилококков обладала гиалуронидазной активностью разной степени, в том числе два штамма — высокой. После лазерной терапии из 11 штаммов один был среднеактивным и два штамма слабо продуцировали гиалуронидазу.
До облучения пять штаммов, то есть почти одна треть, продуцировали лецитиназу, а после облучения только один штамм обладал этой способностью. Коагулазу до облучения выделяли семь штаммов, после облучения способность коагулировать плазму крови проявили только два штамма стафилококков.
При определении дермонекротической способности стафилококков, выделенных из патологических зубо-десневых карманов до светотерапии, пять штаммов вызвали появление воспалительного инфильтрата кожи животных с участком некроза в центре размером 1X1 см, два штамма — только гиперемию и воспалительный инфильтрат. Остальные девять штаммов особых изменений в коже не вызвали, так как были неактивными. Большинство штаммов, выделенных после лазерной терапии, дермонекротической способностью не обладало. Из этой группы стафилококков только два штамма вызвали на месте введения гиперемию и незначительную воспалительную инфильтрацию кожи.
Исследование чувствительности кокковой флоры к эритромицину, неомицину, левомицитину, пенициллину, стрептомицину, мономицину и биомицину, проведенное до

и после курса облучения, установило, что лазерная терапия не оказала существенного влияния на отношение микробов к антибиотикам.
Таким образом, в результате курса светотерапии произошли изменения в количественной и качественной характеристике кокковой флоры, обитающей в патологических зубо-десневых карманах у больных с развившейся стадией пародонтоза: уменьшилось количество стрептококков и стафилококков, снизились их патогенные свойства.
Параллельно с описанными исследованиями было проведено облучение на чашках Петри патогенных кокков, выделенных у больных пародонтозом, светом того же лазера, которым осуществлялась терапия в клинике (ОКГ-12). Испытывались различные экспозиции и разное число сеансов облучения, в том числе и применявшиеся у больных. Однако воздействие света гелий-неонового лазера вне организма больных не оказало заметного влияния на культуральные, морфологические и биохимические свойства патогенных стрептококков и стафилококков. В связи со сказанным следует упомянуть результаты наблюдений К. А. Макирова с соавторами (1969), показавших, что некогерентный низкоэнергетический красный свет также не обладает каким-либо выраженным действием на кокки, если их облучать в колониях на питательной среде.
Если прямое воздействие красного лазерного света низкой интенсивности не изменяет свойства кокков, раскрытие причины изменений, происшедших в свойствах этих же микробов после облучения в организме больного, следует искать в положительном влиянии красного света на систему защиты организма. Только в условиях повысившейся сопротивляемости тканей могут снижаться патогенные свойства обитающих в них микробов.
О том, что красный свет влияет на реактивность организма, свидетельствуют материалы экспериментальных и клинических исследований.
Стимулирующее влияние света, излучаемого гелий- неоновым лазером, на фагоцитарную активность тканей пародонта исследовано методом мазков-отпечатков содержимого патологических зубо-десневых карманов у 25 больных пародонтозом (Д. Л. Корытный, Л. Я. Зазулевская, 1971). Материал для микроскопии брали дважды: после снятия зубных отложений перед сеансом облучения и после последней световой процедуры.
До лазерной терапии мазки содержали большое количество микробной флоры, клеточный состав был беден. Сре-


ди клеток преобладали нейтрофильные лейкоциты в различ* ных стадиях распада. Полибласты и макрофаги обнаруживались редко. В большинстве препаратов фагоцитоз отсутствовал. Иногда наблюдался фагоцитоз, носящий незавершенный характер.
После облучения в препаратах значительно уменьшилось число свободно лежащих микробов. Обогатился состав клеточных элементов, их стало больше в полях зрения. В связи с увеличением количества полибластов и макрофагов нейт- рофильных лейкоцитов стало относительно меньше, но среди них преобладали полноценные, не распадающиеся клетки. В мазках появились эпителиальные элементы. Протоплазма многих клеток содержала фагоцитированные микробы, в основном кокки. Некоторые фагоциты были буквально набиты микробными телами.
Следует заметить, что в отдельных наблюдениях картина повторных мазков-отпечатков мало изменилась по отношению к исходной. По-видимому, красный свет не на все организмы в одинаковой степени действует стимулирующе. Но в целом стимулирующий эффект был выражен.
В содержимом патологических зубо-десневых карманов до облучения среднее число нейтрофилов было 94,7±0,6, полибластов — 3,2±0,5, макрофагов— 1,8±0,3, а после воздействия красным лазерным светом соответственно: 77,0+ 1,2;9,6±2,0; 5,8±1,1.
Увеличение числа полибластов и макрофагов в тканях пародонта является показателем повышения защитных способностей организма. Снижение процентного содержания нейтрофилов произошло в результате уменьшения продуцирования гноя в патологических зубо-десневых карманах у больных пародонтозом, что также нужно рассматривать как положительный сдвиг.
Стимуляция фагоцитарной активности в кожных ранах кроликов была нами прослежена при облучении их некогерентным красным светом низкой интенсивности, излучаемым светоустановкой (М. Е. Зельтцер, Д. Л. Корытный, М. М. Комашко, 1976).
Местное облучение, даже у человека, может вызвать сдвиги в показателях тех сред, на которые красный свет непосредственно не воздействовал.
Проведено определение титра лизоцима слюны у 22 больных пародонтозом, пользовавшихся местной лазерной терапией (К. А. Макиров, Д. Л. Корытный, С. Б. Бахтигали- ев, Л. Я. Зазулевская, 1972). Забор слюны для этой цели
производили дважды у каждого больного: до начала курса облучения и после последнего сеанса светотерапии.
Известно, что содержание лизоцима в слюне подвержено значительным индивидуальным колебаниям у здоровых людей и изменяется под влиянием различных патологических состояний организма. Однако будучи изучены в динамике у одного и того же человека или группы людей, показатели содержания лизоцима в слюне могут быть использованы для вынесения суждения о сдвигах в состоянии реактивности организма. У отдельных пациентов после светотерапии титр лизоцима заметно не изменялся против исходного. Но у большинства этот показатель неизменно возрастал. Возможно, это происходило в результате улучшения клинической картины заболевания. Однако степень и темп нарастания титра лизоцима в слюне не были прямо пропорциональны улучшению клинической симптоматики.
В целом для всей группы больных результаты двукратного определения титра лизоцима слюны до и после курса облучения светом гёлий-неонового лазера показали увеличение среднего титра с 1:347±38,9 до 1:117±78,3 (Рlt; 0,001). По нашему мнению, указанное обстоятельство свидетельствует о повышении защитных сил организма под влиянием красного света.
При облучении полости рта мелким лабораторным животным наступают положительные сдвиги в показателях крови.
Исходя из интересов углубленного изучения механизма действия лазерного света в биологическом плане и возможности его использования в десенсибилизирующих целях, нами был поставлен эксперимент на белых беспородных крысах (Д. Л. Корытный, Т. К. Мукашев, 1974). В опыт брали молодых животных весом 35—40 г. Животные первой серии содержались в условиях вивария и служили контролем. Во второй серии опыта условия содержания животных оставались такими же, как и в первой серии, но они сенсибилизировались лошадиной сывороткой. Третья серия опыта повторяла вторую, но с той разницей, что полость рта животных облучалась светом гелий-неонового лазера Л Г-75 по 30 секунд на протяжении 10 дней. Содержание сывороточных протеинов исследовалось через две недели, один, три и пять месяцев от начала опыта. Опыт проводился в 25-кратной повторности.
В таблице 1 представлены результаты исследования белковых фракций во всех сериях эксперимента.
Содержание белковых фракций сыворотки крыс первой (контрольной) серии, прослеженное во все сроки наблюдения, по-видимому, отражало возрастную динамику, так как животные в течение хронического эксперимента продолжали расти и в конце его становились половозрелыми.
Из приведенных по первой серии данных следует, что спустя три месяца от начала наблюдения в сыворотке крови возрастает удельный вес всех глобулиновых фракций, за исключением бета-глобулиновой, а через пять месяцев соотношение изменяется в пользу альбуминов, содержание глобулиновых фракций уменьшается в основном за счет альфа- глобулинов.
Сравнивая данные, полученные во второй серии опыта, с аналогичными показателями животных первой серии, можно заключить, что сенсибилизация изменяет соотношение белковых фракций во все сроки наблюдения в сторону значительного снижения альбуминов.
Увеличение удельного веса глобулиновых фракций происходит за счет альфа- и гамма-глобулинов. Содержание бета-глобулинов уменьшается, особенно в ранние сроки наблюдения (2 недели и 1 месяц). В условиях сенсибилизации как бы сглаживается возрастная динамика протеино- граммы, прослеженная у животных первой серии. От срока к сроку во второй серии опыта фракционный состав сывороточных белков претерпевает незначительные изменения.
Под влиянием лазерного облучения сывороточные протеины у сенсибилизированных животных третьей серии изменяли свои соотношения. Во все сроки исследования повысился удельный вес альбуминовой фракции, соответственно снизилось процентное содержание альфа-глобулино- вых фракций, произошло некоторое повышение бета-глобулинов, содержание гамма-глобулинов осталось примерно на уровне соответствующих показателей животных второй серии. Соотношения между белковыми фракциями в разные сроки наблюдения изменялись мало.
Из сказанного следует, что облучение полости рта светом гелий-неонового лазера способствует частичной нормализации протеинограммы у сенсибилизированных животных, что может быть расценено как десенсибилизирующее действие квантов красного света.
Изменения в протеинограмме наблюдались и у больных, пользовавшихся лазерной терапией. Так, Л. В. Саенко (1970) констатировал увеличение альфа-глобулинов и бета- глобулинов в сыворотке крови у больных гипертонической болезнью, пользовавшихся энергией гелий-неонового лазера в сочетании с гипотензивными средствами. Применяя ла-

Условия

Белковые


Сроки наблюдения


опыта

фракции

2 недели

1 месяц

3 месяца

5 месяцев

Контроль

альбумины

46,7±0,8|45,4±1,09

40,08 + 2,3

50,6 +1,9


альфа,-глобу-
лины

9,9 + 0,2

11,74 0,4

12,6 -+2,04

8,24-0,7


альфа3-глобу-
лины

7,0±0,2

7,5+0,5

13,8 ч-1,4

8,7 +1,07


бета-глобулины

20,2±0,4

20,8±0,6

14,8 4-1,01

15,6±1,2


гамма-глобули
ны

16,2±0,6 14,6±0,4

18,0 ±1,1

16,9 ±1,5

Сенсиби-

альбумины

34,2±1,1|33,6 tl.4

32.5 +0.9

34,8± 1,06

лизация

альфа^глобу-
лины

16,7±0,8 15,2ч 0,9

16,7±0,9

16,2±0,9


альфа3-глобу-
лины

15,0±0,6 13,9±!,2

15,5±0,9

17,7+1,0


бета-глобулины

9,5j_0,6 13,9 ±1,2

12,5±1.3

11 gt;3±0,8


гамма-глобули
ны

24,6±1,1 23,4±1,08

22,8±0,9

22,0±0,9

Сенсиби-

альбумины

41,2±1,1

39,8±0,6

38,2±1,4

38 9 ± 1,2

лизация и облу-

альфа,-глобу-
лины

10,8±0,6

10,2±0,6

11,7±0,6

11,2±0,8

чение
полости

альфа3-глобу-
лины

11,4±0,6 13,9±0,9

11,0±0,6

12,0 1-0,7

11,2±0,7

рта

бета-глобулины

14,4±0,8

14,3±0,9

14,8±0,9

~

гамма-глобули
ны

22,7±1,3

24,6±1,1

23,8_+ 1,0

23,9±1,2

зерную терапию по поводу ревматоидного полиартрита, II. Р. Чекуров с соавт. (1970) отмечали, что к концу курса лечения у больных происходило значительное снижение альфа-глобулинов и возвращение к исходным цифрам альфа-, бета- и гамма-глобулинов. А. М. Мощеева (1972) у больных с воспалительными процессами придатков матки при лечении светом гелий-неонового лазера наблюдала закономерное увеличение содержания альбуминов, снижение всех глобулиновых фракций, в особенности альфа- и гамма- глобулинов.
Конечно, нельзя провести знака равенства между данными, полученными’в эксперименте на животных и в результате клинических наблюдений. Кроме того, в проведенном нами эксперименте изменения в протеинограмме обуславливались сенсибилизацией организма, а при клинических наблюдениях — различными заболеваниями. Разнохарактерными были и способы облучения. Но, не вдаваясь

в частности, можно сказать, что их объединяет положительный характер сдвигов, наступивших после облучения красным светом гелий-неоновых лазеров.
Серьезные доказательства положительного влияния красного лазерного света на показатели неспецифической реактивности получены при облучении полости рта у белых крыс, находившихся на специальной диете (Д. Л. Корыт- ный, Л. Я. Зазулевская, 1972).
Животные были разбиты на четыре серии. В первых двух сериях крысы содержались на обычной виварийной пище, но у животных одной из этих серий облучали полость рта красным светом при помощи гелий-неонового лазера ОКГ-12. Животные последующих двух серий получали синтетическую диету с недостаточным содержанием йода. Часть крыс, получавших синтетическую диету, подверглась облучению красным светом так же, как и часть содержащихся на обычном виварийном корме.
Облучение полости рта животным производилось ежедневно по пять секунд в течение 30 дней. Всего в четырех сериях опыта использовано 496 крыс.
Для изучения влияния лазерного света на неспецифическую реактивность в сыворотке крови животных определяли титр комплемента по 50%-ному гемолизу, титр лизоцима и фагоцитарную активность лейкоцитов. Лабораторные исследования были проведены через месяц от начала опыта, то есть сразу же после последнего облучения в тех сериях, где оно осуществлялось.
У белых крыс, содержащихся на обычной виварийной пище, среднее значение титра комплемента равнялось 86,0+11,1. Перевод животных на синтетическую диету приводил к резкому снижению этого показателя: до 28,4+1,1. У той части находившихся на синтетической диете крыс, которым облучали полость рта лазерным светом, средний титр комплемента возрастал до 38,7+2,64, хотя и не достигал нормальных цифр.
Наиболее показательным оказалось увеличение титра лизоцима в сыворотке крови животных под влиянием красного света.
Для животных, содержащихся на обычной пище и не подвергавшихся облучению, средний показатель титра лизоцима составил 100,0+11,39, а при переводе на синтетическую диету без облучения —50,0+3,72, то есть снижался вдвое. Облучение полости рта животным, находившимся на специальной диете, доводило среднее значение титра лизоцима до 177,7+7,3.

Исходная фагоцитарная активность для группы животных, содержащихся на виварийной пище и не облучавшихся, равнялась 485±29,8, а через 24 часа — 208 + 29,4, то есть фагоцитарный индекс для этой группы составил 2,3. Для группы крыс, содержащихся на виварийной пище, но подвергавшихся облучению, фагоцитарный индекс существенно не изменился и был равен 1,9 при исходной фагоцитарной активности 532+9,7 и активности через 24 часа 290+8,9.
Зато в условиях содержания на синтетической диете, которая приводит к угнетению многих процессов в организме, облучение полости рта красным светом заметно стимулировало фагоцитарную активность в сыворотке крови животных. Исходная фагоцитарная активность для всей группы облучавшихся крыс из числа содержащихся на синтетической диете выразилась цифрой 312+10,19. Через 24 часа число нефагоцитированных микробных тел резко снизилось, в среднем до 66,7+14,3. Поэтому фагоцитарный индекс здесь был довольно высоким — 4,5.
Материал настоящего раздела касался некоторых показателей неспецифической реактивности: фагоцитоза, содержания лизоцима, протеинограммы, титра комплемента. В эксперименте и клинике применялось только местное облучение, а ряд показателей изучался в отдалении от места облучения.
На световое воздействие положительно реагировали и местные, и общие показатели. В организме многие, если не все, звенья системы защиты тесно связаны между собой. Так, например, лизоцим усиливает фагоцитарную активность (Gallerrio и др., 1959), а также активирует другие компоненты, обеспечивающие гуморальную защиту организма.
Немаловажная роль в фагоцитозе принадлежит и комплементу (Л. С. Резникова, 1967). Не вдаваясь в сложные взаимоотношения реакций, возникающих при изменении реактивности организма, следует констатировать, что влияние красного света сказывается не только в местах облучения, но и распространяется на весь организм.