Проблема юношеской беременности чрезвычайно актуальна и интенсивно изучается во всем мире. Нет единой точки зрения на то, какие возрастные границы соответствуют понятию «юная первородящая» (pregnant teenagers). Это связано с социально-экономическими
и этническими особенностями отдельных стран. В частности, в Индии к юным первородящим относят подростков в возрасте 15-19 лет, в Греции — 14-19-летних подростков, в Мексике — 10-16-летних подростков. В США нет единого стандарта даже внутри страны: штат Мичиган — 14-17 лет; штат Нью-Йорк — 15-19 лет. В России к юным беременным относят подростков 13-17 лет.
Количество юных первородящих в разных странах не одинаково. Так, в Индии — это 19% от общего числа беременных, в Греции — 5,6%. В мире в среднем их доля увеличилась с 0,3-0,4% в 1988 г. до 2,3-4,9% в 2000 г. В России количество юных первородящих в последние годы достигает 4%.
Большинство исследователей считают, что беременность в подростковом возрасте протекает с большим количеством осложнений в сравнении с женщинами репродуктивного возраста и представляет значительный риск для беременной и ее будущего ребенка.
По имеющимся в литературе данным трудно составить единую ранговую очередность частоты той или иной патологии у несовершеннолетних беременных. Однако большинство исследователей отмечают, что с наибольшей частотой в подростковом возрасте встречаются: гес- тоз (35,1-67,0%); плацентарная недостаточность (77,4%); инфекции во время беременности (27,4%); угроза прерывания беременности (16,1-41,0%); анемия (15,5-62,0%); гестационный пиелонефрит (18,1%); ранний токсикоз (16,1-17,2%).
По данным T. O. Scholl и соавт., гестоз — одно из наиболее частых осложнений беременности несовершеннолетних во всех странах. Анемию беременных диагностируют у несовершеннолетних чаще, чем у женщин старшего возраста, частота ее колеблется, по разным источникам, от 4 до 78%. Несмотря на то что вызванная недостаточным питанием анемия связана с низким соци
ально-экономическим уровнем, она отмечается у подростков во время беременности в развивающихся и высокоразвитых странах.
В исследовании Н. С. Тарасовой показано, что у юных первородящих выявлен значительно больший уровень осложнений беременности, чем у взрослых женщин: ранний токсикоз — в 13 раз, угроза прерывания беременности — в 10 раз, анемия — в 2 раза, нефропатия — в 6 раз. Во время беременности клиническими методами ХПН диагностирована в 32,5%, в то время как при морфологическом изучении плацент в 2,5 раза чаще — 83,9%, в частности ее I степень — 65,4%, II степень — 34,6%. В структуре осложнений родов у юных первородящих относительно группы сравнения чаще диагностируется: патологический прелиминарный период (12,5%), раннее излитие вод (27,5%), острая гипоксия плода (15,0%), первичная слабость родовой деятельности (7,5%), травмы мягких родовых путей (80,0%) и плотное прикрепление плаценты (7,5%).
Весомый механизм ХПН при юношеской беременности — незрелость ворсинчатого дерева. Наиболее информативны у юных первородящих ультразвуковая констатация II вместо III степени зрелости плаценты и снижение ТБГ при повышении уровня ПАМГ в сыворотке крови.
Частота осложнений беременности и родов у юных первородящих зависит не столько от биологического возраста, сколько от ее менструального возраста — от наступления менархе до наступления беременности. Наибольшая частота осложнений наблюдается у юных первородящих с менструальным возрастом 1 год и менее, наименьшая — при менструальном возрасте 3 года и более.
Таким образом, возраст беременных менее 18 лет следует рассматривать как фактор перинатального риска с присвоением 2 баллов риска. Оптимизация тактики
ведения беременности у юных первородящих должна основываться на более раннем консультативном наблюдении и плановой госпитализации для целенаправленной терапии ХПН в течение III триместра беременности.