В 1961 г. Экспертный комитет по здоровью матери и ребенка рекомендовал считать низким вес новорожденных меньше 2500 г, независимо от гестационного возраста.
В литературе имеются указания о довольно большом диапазоне колебаний частоты выявления задержки раз
вития плода (ЗРП) — от 3 до 40%. В нашей стране популяционная частота ЗРП была оценена только в нескольких исследованиях, проведенных во второй половине 80-х - начале 90-х гг. Следует подчеркнуть, что из-за отсутствия единых подходов к диагностике данные существенно различаются. Так, в исследованиях Г. М. Савельевой и соавт. популяционная частота ЗРП в одном из районов Москвы составила 4,1%, а З. С. Ходжаева сообщает о 17,6%, при этом автор основывается и на анализе результатов эпидемиологического популяционного исследования одного Московского региона. По данным Ч. Г. Гагаева, для пренатальной диагностики ЗРП помимо весо-ростовых показателей необходимо учитывать и половую принадлежность плода — вес доношенных плодов мужского пола превышает таковой у плодов женского пола в среднем на 100-300 г (3-10% от массы тела плода при рождении). Статистически достоверные и клинически значимые межполовые различия по основным фетометрическим параметрам выявляются при ультразвуковом исследовании уже с начала II триместра беременности.
ЗРП оценивается в от 10 до 20 баллов в зависимости от степени. Она может сочетаться и с другой патологией плодного яйца. При изолированных врожденных пороках ЗРП отмечена в 14,2%, при множественных пороках — в 27% наблюдений (1990), в случаях предлежания плаценты — в 14% случаев.
Многие авторы отмечают риск рождения маловесного ребенка у женщин, уже рожавших в прошлом детей с низкой или экстремально низкой массой тела — в 2-5 раз выше, чем у рожавших без ЗРП. Самопроизвольные аборты у них отмечаются в 2 раза чаще, чем в среднем в популяции, а преждевременные роды были в прошлом у каждой 10-й (9,6%) беременной. Риск рождения плода с ЗРП в 2 раза выше, если в прошлом были роды плодом
с врожденными пороками развития или антенатальная гибель плода.
Нарушение роста и задержка развития органов плода приводят к возникновению дезадаптации в родовом процессе и сопровождаются отсутствием толерантности даже к непродолжительной гипоксии. Это может проявиться асфиксией у новорожденных (13%); аспирацией околоплодных вод и мекония; гипертермией, не связанной с инфекционным процессом; перинатальной энцефалопатией; нарушением мозгового кровообращения (28% новорожденных с ЗРП).
При патоморфологическом исследовании умерших детей с гипотрофией обнаруживали дистрофические процессы различной степени выраженности во всех органах, включая ЦНС. Нарушения морфогенеза были выражены гипоплазией внутренних органов; головного мозга; дисплазией костей; мелкими аномалиями (седловидная переносица, высокое нёбо, дефекты уха, раздвоение мечевидного отростка). Нарушения гидробаланса проявлялись повышением объема экстрацеллюлярной жидкости или эксикозом. Компенсаторно-приспособительные процессы были представлены атрофией подкожно-жировой клетчатки, увеличением веса селезенки (при тяжелой гипотрофии), полицитемией, повышением уровня фетального гемоглобина.
По данным A. Ashworth, у детей с весом при рождении 2000-2499 г риск неонатальной смерти в 4 раза выше, чем у детей с весом 2500-2999 г и в 10 раз выше, чем у детей с весом 3000-3499 г. Риск постнеонатальной смерти у детей с весом при рождении 2000-2499 г повышается в 2 раза по сравнению с детьми с весом 2500-2999 г и в 4 раза по сравнению с детьми, весящими при рождении 3000-3499 г. Эти показатели не зависят от срока беременности, при котором произошли роды.
Исследования доказали, что дети с низкими антропометрическими параметрами при рождении значитель
но чаще отстают в физическом (59%) и психомоторном (31%) развитии, чем дети с нормальными антропометрическими данными, у которых эти показатели составляют соответственно 6 и 3%. D. Ley и соавт. провели анализ интеллектуального развития детей с задержкой внутриутробного развития. В ходе исследований ими была установлена четкая зависимость снижения интеллекта в раннем детстве от степени внутриутробных гемодинами- ческих нарушений.
По данным Г. Я. Хотайт, с целью выявления контингента риска по развитию плацентарной недостаточности и ее ранних, доклинических стадий, рекомендуется в дополнение к другим методам обследования использовать определение у беременных женщин носительства аллеля PL-AII гена GP IIIa в крови. При беременности, возникшей на фоне предшествующей экстрагенитальной патологии, наличие аллеля PL-AII — 100% прогностический признак неизбежности развития задержки роста плода, а при беременности, осложнившейся «чистым» гестозом, 75% носителей аллеля PL-AII гена GPIIIa угрожаемы по формированию задержки развития плода. Данный показатель может быть использован в качестве прогностического теста вне беременности и при положительном результате служить показанием для предгравидарной подготовки женщины, планирующей беременность.