С сожалением приходится наблюдать, как у некоторых пациентов высокая самооценка феноменально быстро сменяется унынием и отчаянием. Чаще это происходить с людьми, которым кажется, что их жизненный опыт является эталоном.
Да разве можно всецело полагаться на врачей? Может быть, они и специалисты, да мы для них лишь объекты интересных наблюдений. А на то, что больной человек чувствует, им плевать. Уж как-нибудь мы своими силами обойдемся. Нам ли не знать, как лучше распорядиться своим собственным здоровьем! Организм-то у нас еще о-го-го!
В общем, «постелите мне степь, занавесьте мне окна туманом...». Если вдуматься поглубже, содержание большинства анекдотов и шуток на медицинские темы и про врачей тоже можно свести к тем же идеям. По-видимому, сочиняют все это люди, не собирающиеся болеть никогда. Но оставим тему зубоскальства, которым маскируют страхи и комплексы.
Лучше поразмышляем вместе, друзья мои, над историей, которую автору довелось

прочесть в книге под интригующим названием «Свинья, которая хотела, чтобы ее съели».
Всю свою долгую жизнь Дхара Гупта прожила в деревушке на берегу большой индийской речки, вдали от Гималаев. Дело происходило давным-давно, в XIX веке - когда путешествия были уделом единиц.
Среди односельчан Дхара слыла очень мудрой - благодаря ясной голове, твердой памяти, сообразительности и рассудительности. Как-то раз ее племянник Махавир ударился в воспоминания о своих странствиях по торговым делам. Среди множества поведанных им историй о разбойниках, удивительных животных, диких племенах, высоких горах и других невероятных вещах, внимание Дхары привлек рассказ о превращениях хорошо известного ей вещества.
«Я путешествовал в местах, в которых было так холодно, что вода в реках прекращала свое течение и превращалась в твердые, прозрачные куски и пластины, - заливался соловьем Махавир. - Самое удивительное, что свободно текущая вода была лишь немного теплее той, которая становилась твердой».
«Да, паренек! Хватил ты через край - ври, да не завирайся», - подумала мудрая старушка. К побасенкам про какой-то лед она отнеслась с тем же недоверием, что и к россказням об огнедышащих драконах и прочих «чудесах» природы. Ведь то, что она услышала, противоречило всему ее жизненному опыту.
Мы, жители северных широт, знаем, что почтенная Дхара была не права в своих сомнениях относительно возможности превращения воды в лед. Рассказ ее племянника является точным описанием того, что происходит с водой при замерзании, а не фантазией сродни той, которая содержится в историях о драконах.
При поверхностном взгляде, мнение Дхары ошибочно из-за ее ограниченного кругозора: «Ну, что вы хотите от темной бабки». Однако не все так просто.
Неграмотная старушка из индийской глубинки совершенно права в том, что знания и утверждения должны опираться на точные факты.
Многие десятилетия она ежедневно смотрела на текущую рядом с деревней реку, но никогда не видела, чтобы вода превращалась в твердое тело при некой волшебной температуре.
Если кто-то утверждает, что он способен силой мысли остановить часовой механизм, воспарить к потолку и сделать там пару кругов или обладает возможностями избавлять от болезней с помощью магических словесных формул, звуков бубна или амулетов, у нас тоже есть основания не доверять этому рассказчику.
Вероятнее всего, что это будет правильной реакцией. Не стоит слепо верить всему, что нам рассказывается о непознанных тайных устройства окружающего нас мира.
Но мы не вправе просто отмахнуться от какой-то идеи только из-за того, что она не соответствует привычным для нас представлениям. Именно в этом заключается проблема восприятия всего нового.
Для здравого смысла Дхары слов одного человека было недостаточно, чтобы изменить ее представления об окружающей действительности.
Однако Дхаре следовало бы признать факт, что она не бывала в холодных краях, а ее собеседник бывал. Таким образом, ее жизненный опыт был хотя и велик, но не безграничен. Следовательно, обо всем, что существует за пределами этого опыта, ей приходилось судить лишь на основании чужих рассказов и мнений.
Человек далекий от медицины, заболевший впервые в жизни и обратившейся к врачу, в известной мере отказывается в положении Дхары Гупты.

Он чувствует, что в его организме, знакомом ему в рождения, происходит нечто, с чем он прежде не сталкивался. Объяснения врача (на первых порах малопонятные) заставляют пересматривать то, что казалось неизменным и очевидным. Ведь самые умные и образованные из нас могут заблуждаться по убедительным, очевидным, «правильным» причинам.
Вдобавок, в ситуации с болезнью, в отличие от случая Дхары Гупты, дело не исчерпывается «верю - не верю». От признания того, что вода может превращаться в лед, жизнь Дхары не изменится.
Когда же врач говорит, что требуется хирургическое вмешательство, возникает необходимость принятия решений, которые серьезным образом повлияют на житейские планы, атои на всю жизнь пациента. Причем это касается не только его, но и близких ему людей.
Как быть заболевшему человеку? Как справиться с тяжким бременем ответственности, наваливающимся на него одновременно с болезнью?
Это возможно, но нелегко.
Болезнь заставляет каждого человека по-новому, более здраво взглянуть на самого себя. Представления о том, что все успехи в его жизни обусловлены исключительно гибким умом, быстрой сообразительностью и мощной интуицией, оказывается, не так уж верны. Развивая эту мысль дальше, следует предположить, что неудачи или нежелательные события тоже следствие его решений. Согласитесь, признать это гораздо труднее.
Довольно часто человек начинает без конца вспоминать и анализировать все события, предшествовавшие появлению первых симптомов: «Где, когда и в чем я ошибся?».
Занятие это бесплодное - обстоятельства, при которых болезнь стала явной, и причины, взывавшие болезнь, совсем не одно и то же.
А во-вторых, оно неконструктивно. Когда болезнь разгулялась, нужно думать не о том, откуда она взялась и насколько ты виноват в ее возникновении, а том, как ее вылечить.
Для облегчения бремени ответственности за собственные решения и действия умишко непременно займется составлением набора правил и принципов. Что-то вроде:
я готов полностью отвечать за то, в чем разбираюсь;
я не могу отвечать за то, в чем не разбираюсь;
за те обстоятельства моей жизни, о которых мне известно кое-что, но далеко не все, я ответственен наполовину.
Увы, ценность подобных моральных кодексов невелика. Больше всего они похожи на клятвы, которые вы давали самому себе в щенячьем возрасте, перед вступлением во взрослую жизнь, или того хуже - на предвыборные общения политиков.
Реальное воплощение таких правил и обещаний в жизнь весьма сомнительно. Впрочем, стремление к идеалу всегда похвально.
В общем, когда в голове воцаряется окончательная неразбериха, нам становится ясно, что в большинстве областей знаний мы со своим выдающимся интеллектом - отнюдь не знатоки.
С этого момента и начинает возникать правильное отношение к тому, что с нами происходит. Нет ничего зазорного в том, что нам иногда нужно спросить совета у более осведомленных людей. В ситуации болезни это можно сформулировать так: «Я заболел. Какая у меня болезнь и как лечиться, я не знаю. Надо обратиться к врачу».
Но прежде чем отправиться на прием к врачу, рассмотрим еще одно соображение. Если быть честным до конца, одна из причин, почему мы спрашиваем мнение других людей,

заключается в том, что нам хочется услышать собственные мысли, произнесенные чужими устами. Ведь один из способов уклонения от ответственности за свои решения и действия - это ссылка на то, что ты действовал «по совету».
На самом деле это лишь изменяет нашу ответственность. От болезни шутками типа: «Я
  • хозяин своего слова. Хочу - дал, хочу - взял обратно» - не отвертишься. Мы в ответе не только за выбор своих действий, но и за выбор своих советчиков, и за готовность следовать из совету. Нужно не только решиться на просьбу помочь, но и быть готовым эту помощь принять.

Человек отражается в другом человеке, как в зеркале. Если пациент видит во враче равнодушного человека или недруга и ведет себя соответствующим образом, то и врач может ощутить пациента своим мучителем. Не надо требовать от врачей, чтобы они были словно ангелы - безгрешны и бесстрастны. Врачи могут обижаться, ошибаться, что-то забывать и упускать из вида, утомляться, в конце концов. Если пациент понимает это - все в порядке. В одной упряжке с врачом они одолеют любые трудности.
Вот теперь можно отправляться за светом и помощью к врачу. От доктора вы не услышите ничего похожего на наши с вами разглагольствования о том, почему, зачем и как надо общаться с врачами. Он станет задавать вполне конкретные вопросы о ваших ощущениях. К такому разговору нужно подготовиться.