Вполне возможно, что читателю захочется пропустить этот раздел. Человек, которому предстоит операция, и так еле-еле справляется со страхом и неуверенностью. А тут навязывают разговор об оплошностях, промахах, невезении.
«Чего себе нервы трепать чтением о том, на что повлиять не можешь. Точность действий врача зависит в большей степени от твердости его руки и глаза, рентгена и анализов, а не от пациента».
Это не совсем так.
Действительно, компьютерные томографы, установки ядерно-магнитного резонанса, ультразвуковые исследования с допплерографией позволяют увидеть мельчайшие детали строения внутренних органов и скелета, движение крови в сердце и жилах. Современные методики лабораторных анализов дают возможность уловить самые незначительные отклонения в работе организма.
Однако не все, что можно измерить, важно. И, увы, далеко не все, что поистине важно, доступно измерению.
Вильям Ослер, один из самых выдающихся врачей XX века, не уставал повторять: «Медицина - это наука о неопределенности и искусство вероятности». Но, даже не зная откровений медицинских светил, любой здравомыслящий человек понимает, что практическая медицина не относится к числу точных наук.
Накануне любой операции врач и больной обязательно обсуждают возможность нежелательных результатов лечения, другими словами - медицинских неудач.
Давая согласие на хирургическое вмешательство, пациент непременно спросит:
«Доктор, какие гарантии вы можете дать, что все будет хорошо?».
Ответ будет примерно таким: «В медицине не бывает стопроцентных гарантий успеха. Одно могу обещать - быть рядом с вами независимо от того, победим ли мы болезнь или потерпим поражение. Постараюсь, чтобы успех был на нашей стороне».

Неудачный исход лечения далеко не всегда зависит от действий врача и тем более больного.
К сожалению, есть болезни, которые при существующем уровне развития медицины надежно вылечить не удается. Нельзя забывать и о возможности трагических побочных эффектов. Пусть это будет только один случай из миллиона.
Но все-таки чаще медицинские неудачи случаются из-за врачебных ошибок.
Ошибаются все врачи, даже гениальные. «Если вы никогда не совершали ошибок, повлекших за собой тяжелые последствия, а может быть, и смерть больного, значит, вы занимаетесь медициной недавно», - пишет, обращаясь к коллегам, наш современник профессор М.Р. Липп.
Ошибаться можно по незнанию и по недомыслию.
Ошибки по незнанию (иногда применяется юридический термин «по неведению») возникают, когда у врача не хватает знаний и навыков для того, чтобы действовать правильно.
Чтобы применять знания, нужно ими обзавестись. Это тяжелый длительный труд. Мало запомнить множество сведений, их следует привести в систему. Не случайно обучение врачебному делу длится долго, намного дольше, чем другим профессиям.
Следует заметить, что ошибки по незнанию подстерегают не только начинающих специалистов.
Много работающему, пользующемуся всеобщим уважением врачу нетрудно убедить себя, что его компетентность безупречна. Однако у знаний есть коварное свойство: если не заниматься их пополнением, они убывают. Поддерживать свой профессионализм на должном уровне можно по-разному.
Врач черпает знания из книг, журналов, лекций, бесед с собратьями по профессии, но не только. Ежедневное общение с пациентами - вот важнейший источник ничем не заменимого опыта.
Ошибки и неудачи случаются также из-за неумения определить границы своих возможностей.
Врач, который не понимает, кому и как он может помочь, обречен на неудачи. Конечно, хирурга некоторая лихость и кураж украшают. Однако не меньшего уважения заслуживают доктора, которые, внимательно выслушав и осмотрев вас, считают, что им необходимо посоветоваться с коллегами.
Столкнувшись с тем, что можно назвать «медицинским высокомерием», не поддавайтесь обиде и негодованию. Доктор и больной могут научиться друг у друга деликатности, терпению, умению сказать и выслушать правду, какой бы горькой она ни была.
Вполне вероятно, что врач, который кажется вам заносчивым, действительно выдающийся профессионал. Но если его снисходительная манера общения задела ваше самолюбие, не стесняясь, скажите ему об этом. Разумеется, делать это нужно вежливо и сдержанно. Может быть, доктор почувствует себя задетым, однако, в конечном счете, он будет благодарен вам. Умение уважительно общаться с пациентом, несомненно, обогатит его врачебные качества.
С другой стороны, тактичность больного сослужит добрую службу прежде всего, самому пациенту. Не надо спрашивать у свежеиспеченного врача, хорошо ли он учился в институте, ни к чему интересоваться у седовласого ветерана, давно ли он посещал курсы повышения квалификации.

Пусть врачи спокойно занимаются пополнением своих знаний, вместо того чтобы зализывать уязвленное чувство собственного достоинства.
Все же гораздо чаще медицинские несчастья происходят из-за ошибок по недомыслию.
Эти ошибки возникают в результате ложных умозаключений. Глупости нами делаются чаще всего из-за торопливости или утомления, а не потому, что голова плохо устроена.
Наверное, поэтому доктора, за плечами которых десятилетия работы, совершают гораздо меньше ошибок по недомыслию, чем их молодые коллеги.
Может быть, потому, что «старая гвардия» ощутила на себе: самая цепкая память может подвести, самый светлый ум начнет давать сбои, а многообещающие научные направления нередко иссякают, никуда не приведя. Поистине, с годами огонь энтузиазма сменяется светом понимания.
Надежным средством защиты от ошибок по недомыслию является информированное согласие больного на вмешательство.
Готовясь к беседе перед получением информированного согласия больного, врач еще раз обдумывает:
  • на основании каких данных поставлен диагноз;
  • почему предлагается именно это лечение;
  • какие результаты ожидаются;
  • какие осложнения могут возникнуть во время операции;
  • что предполагается сделать, чтобы осложнения не произошли;
  • какие меры будут предприняты в случае их возникновения.

Но это на бумаге все так гладко. Решение о согласии на операцию требует больших умственных и нравственных усилий от обоих собеседников: и от больного, и от врача. Тяжело услышать правду о себе. Непросто сказать правду другому человеку. Труднее всего быть правдивым с самим собой.
Все это так. Но когда предстоит хирургическое вмешательство, без этого не обойтись.
Не надо воспринимать себя как жертвенное животное, над которым произносятся ритуальные заклинания. Во время этого нелегкого и ответственного разговора, не таясь, расскажите врачу, чего вы ждете от операции, с какими тревогами вам удалось справиться, а что продолжает волновать.
Ведь главное общее оружие врача и больного в схватке с болезнью - взаимное доверие - выковывается в неспешном откровенном общении. Может быть, вы лишитесь каких-то иллюзий, но взамен обретете под ногами твердую почву фактов и ближе узнаете врача.